KNOWED.RU

Достигнув серьезных положительных результатов на восточных рубежах страны, Иван IV и Избранная рада обратили свои взоры на запад, к Балтике. В связи с этим были разработаны планы покорения Ливонии и утверждения в Прибалтике.
Накануне войны с Ливонией Россия владела обширным участком побережья Финского залива, всем течением реки Невы, по которой проходил древний торговый путь «из варяг в греки». Русским принадлежал также правый берег реки Нарова, в устье которой заходили корабли многих европейских стран. Однако экономика России, которая остро нуждалась в развитии беспрепятственных и постоянных торговых связей с другими странами Европы, требовала более широкого выхода на Балтику. Богатые ливонские города издавна выступали в роли торговых посредников между Россией и Западом. Однако Ливонский орден и немецкое купечество препятствовали росту русской торговли. В балтийском морском побережье были весьма заинтересованы и государственная казна, и развивающееся купечество, а в прибалтийских землях — и растущее дворянство. Таким образом, у правительства России для войны с Ливонией серьезных оснований было немало.

Само Ливонское государство отличалось внутренней нестабильностью. Достаточно сложными были социальные и национальные проблемы. Над коренными народами — ливами, латышами и эстонцами — господствовали немецкие рыцари князья церкви. Ливонской конфедерации недоставала политической централизации: ее члены — орден, епископство, города — постоянно враждовали между собой.
Ливонская война превратила Восточную Прибалтику в арену ожесточенной борьбы между государствами, которые добивались господства на Балтийском море: Литвой и Польшей, Швецией, Данией и Россией.
После необходимой дипломатической и военной подготовки Иван ГУ в январе 1558 г. начал Ливонскую войну. Непосредственным поводом к ней явилась задержка Ливонским орденом свыше ста западных специалистов, приглашенных на русскую службу. Кроме того, Ливония заключила в 1557 г. договор о союзе с Польшей, что противоречило ранее заключенному договору с Россией.
Война началась успехами русского войска. Пали Нарва и Дерпт, и уже летом L558 г. русские войска стояли на берегу Балтийского моря. Войска наступали на Ревель и Ригх_ДОШли до границ Восточной Пруссии и Литвы. Ливонский орден буквально разваливался под ударами русского оружия. Но вдруг совершенно неожиданно ход войны круто изменился.
Дело в том, что в это время в московском правительстве образовались две партии: А.Адашев и его сторонники настаивали на продолжении активной восточной политики и снаряжали экспедицию против Крыма, а их оппоненты выступали за войну с Ливонией.
На этот раз победил А.Адашев. По его настоянию с Ливонией было заключено перемирие с марта по ноябрь 1559 г., чтобы высвободить силы, необходимые для задуманного им похода на Крым. В 1558-1559 гг. войскам Даниила Адашева (брата Алексея) и Дмитрия Вишневецкого удалось спуститься вниз по Днепру в Черное море, высадиться в Крыму и разгромить татарские улусы. Поход был подготовительным к планируемой Избранной радой войне за выход к Черному морю. Однако борьба за превращение России в черноморскую державу была преждевременной. Без сильного морского флота одолеть Крымское ханство было невозможно. Русские войска вернулись из Крыма обратно.
Крымская авантюра А.Адашева, поглотившая немало средств, сил и времени, не только не принесла обещанных результатов, но и привела ктому, что за это время возможности для победы в Ливонии были безвозвратно упущены, а обстановка в Прибалтике резко изменилась. Ливонский орден перешел под протекторат Литвы и Польши. Остров Эзель оккупировала Дания. Северная Эстония оказалась под властью шведского короля, ему же подчинился Ревель. Возникло герцогство Курляндское, вставшее в вассальную зависимость от Литвы. В результате перед Россией вместо слабого Ливонского ордена оказались сильные противники —Литва, Польша, Швеция, Дания. Договор с Ливонским орденом о перемирии явился тяжелым поражением русской дипломатии.
Ливонские рыцари, использовав перемирие с Москвой для сбора военных сил, за месяц до его окончания появились в окрестностях Юрьева и нанесли тяжелое поражение разрозненным русским отрядам. Одновременно крымцы напали и страшно разорили Каширский уезд. В такой сложнейшей и опасной для страны ситуации состоялось первое резкое объяснение между Иваном IV и руководителями Избранной рады. Она пока временно устояла, но ее положение сильно пошатнулось. В связи с этим менялась общая ориентация внешней политики. В Ливонию были брошены крупные силы. Иван IV послал в Ливонию своего сверстника, любимца и друга князя Курбского. Вслед за ним туда выехал и Алексей Адашев, который фактически руководил действиями русской армии в Ливонии.
В начале казалось, что положение на театре военных действий в Прибалтике выправляется в пользу России. Русские войска наголову разгромили отборное рыцарское войско под Эрмесом и заняли резиденцию магистра — замок Феллин. Победителям досталась почти вся артиллерия ордена. Военные силы Ливонии были сокрушены. Возникла реальная возможность быстрого завершения войны. Но здесь вновь вмешался злой рок в лице Алексея Адашева. Они и его советники, не воспользовались благоприятнейшей военной ситуацией, опасаясь удара якобы со стороны литовских войск, находившихся под Ригой. После крайне неудачной осады небольшого замка Пайды (Вейсенштейн) наступление русских войск приостановилось.
Это вызвало яростный гнев царя. Участь Избранной рады была окончательно решена. Вообще-то ее участь объективно была решена еще раньше. К этому времени полностью исчерпала себя ее как внешне-, так и внутриполитическая программа. К 1559 г. прекращаются все сколько-нибудь заметные реформы во внутренней жизни России. К тому же сила наступления Избранной рады на боярскую аристократию уже перестала Удовлетворять растущее дворянство, которое постоянно требовало себе все больших прав, собственности и привилегий.
Поводом для опалы А.Адашева послужили болезнь и смерть первой Жены царя Анастасии, которая случилась в начале августа 1560 г. Тень подозрения пала на бывших руководителей Избранной рады. Подозрения, естественно, были совершенно абсурдными, хотя было известно, что А.Адашев и Сильвестр не любили царицу и старались ограничить ее вмешательство в государственные дела (за спиной Анастасии стоял ненасытный к власти и богатству род Захарьиных). А.Адашев был переведен из замка Феллин в Юрьев в подчинение тамошнему воеводе, который даже не захотел его принять. Он был взят под стражу, однако, впал «в недуг огненный» и вскорости умер. Правительство тут же конфисковало все костромские и переяславские земли Адашева. Сильвестр неоднократно пытался защитить А.Адашева перед царем, но все оказалось тщетным. Тогда он объявил царю, что хочет уйти в монастырь на покой от бренных дел. Его не задержали. Ивану IV исполнилось в 1560 г. ровно 30 лет и он полагал, что более не нуждается ни в каких учителях и наставниках. Таким образом, в 1560 г. Избранная рада прекратила свою деятельность.
Отставка А.Адашева и фанатичного приверженца высоких нравственных устоев Сильвестра, судя по всему, отрицательно повлияла на характер царя и атмосферу во дворце. Здесь начались роскошные пиры, потехи и пьянство до неистовства и «обоумертвия». Но хуже всего было то, что продолжались неоправданные опалы и бессудные казни. Многие из них были так или иначе связаны с войной в Ливонии.
В январе 1563 г. многочисленное русское войско (около 50-60 тысяч) выступило из Великих Лук к Полоцку, который занимал важное стратегическое положение, являясь ключом к водному пути по Западной Двине и открывая возможности для дальнейшего движения к Вильно — столице Великого княжества Литовского. В результате ожесточенных боев v штурма, в которых с русской стороны особо отличились боярин Н.П.Шереметев, князь М.П.Репнин, князь Ю.И.Кашин, 15 февраля Полоцк-кап иту л ировал. Овладение Полоцком было, пожалуй, высшим успехом России в Ливонской войне.
Однако это не остановило волну опал и жестоких репрессий. В это же время, по-видимому, были казнены брат Алексея Адашева Даниил с малолетним сыном, тесть Даниила костромич П.И.Туров и их многочисленные родственники, а также три брата Сатины. Князь А.М.Курбский был назначен царским наместником в Ливонии и отправлен «годовать» в Юрьев, где незадолго перед тем находился Алексей Адашев.
После взятия Полоцка в Ливонской войне наметился спад, отмеченный военными неудачами и бесплодными дипломатическими переговорами. Особенно тягостное впечатление произвело жестокое поражение русского войска при крепости Улла в январе 1564 г. Царь немедленно начал поиски «виновных» и казнил князей М.П.Репнина, Ю.И.Кашина, смоленского воеводу Никиту Шереметева.
30 апреля того же 1564 года бежал за границу в Литву князь А.М.Курбский, опасаясь готовящейся над ним физической расправы, и уже оттуда выступил с резкой критикой царя с позиций защитника прав крупной феодальной знати в централизующемся государстве. Дерзкий поступок Курбского усилил природную подозрительность Ивана IV, которому теперь повсюду стали видеться измены и заговоры.
1564 год принес не только бегство Курбского, но и поражение в борьбе с Ливонией. Война принимала крайне нежелательный затяжной характер. Осенью 1564 г. правительство Ивана IV, не имея сил сражаться с несколькими государствами, вынуждено было заключить семилетний мир со Швецией, признав шведскую власть над Ревелем.
Осенью все того же тяжелейшего для России 1564 г. литовское войско, в котором находился и Курбский, перешло в наступление на Западе. Ему удалось занять пограничную крепость Озерище. Согласованно с польским королем Сигизмундом II к Рязани подступил и крымский хан Давлет-Гирей. Город лишь каким-то чудом удалось спасти от разгрома и полного разорения. Набег крымского хана буквально привел царя в панику.
К довершению военных неудач в экономике страны стали все более проявляться тревожные кризисные явления. Сказывалось многолетнее напряжение хозяйства. Тяжелые подати привели к запустению Новгородской земли. В Бежецкой пятине пустоши составляли 12% против 3% в 1551 г. После голодного 1561 г. хозяйственное разорение распространилось на Можайский и Волоколамский уезды. Осложнилась и внутриполитическая ситуация для самодержавной власти Ивана IV. Союз с церковью оказался недостаточен. Опора на боярскую и княжескую знать не выдержала испытания временем. Перед Иваном IV со всей остротой встали два исконно русских вопроса: кто виноват и что делать.
Опубликовано на сайте: http://www.knowed.ru
Прямая ссылка: http://www.knowed.ru/index.php?name=pages&op=view&id=382
1111