KNOWED.RU

В 1846 году в Швейцарии Диккенс задумал и начал писать новый большой роман, который закончил в 1848 году в Англии. Последние главы его создавались уже после февральской революции 1848 года во Франции. Это был «Домби и сын» – одно из наиболее значительных произведений Диккенса в первой половине его творческой деятельности. Реалистическое мастерство писателя, сложившееся в предыдущие годы, выступило здесь во всей силе.
«Читали ли Вы «Домби и сын», – писал Белинский В.Г. Анненкову П. В. незадолго до своей смерти, знакомясь с последним произведением Диккенса. – Если нет, спешите прочесть. Это чудо. Все, что написано до этого романа Диккенсом, кажется теперь бледно и слабо, как будто совсем другого писателя. Это что-то до того превосходное, что боюсь говорить: у меня голова не на месте от этого романа».

«Домби и сын» был создан в то же время, что и «Ярмарка тщеславия» Теккерея, «Джейн Эйр» Ш.Бронте. Но совершенно очевидно, что роман Диккенса отличается от произведений его современников и соотечественников.
Роман создавался в пору наивысшего расцвета чартизма в Англии, в разгар революционных событий в других европейских странах. Во второй половине 1840-х годов все более очевидной становится беспочвенность многих иллюзий писателя, и прежде всего его веры в возможность классового мира. Не могла не быть поколеблена и его уверенность в эффективности апелляции к буржуазии. «Домби и сын» с большой убедительностью раскрывает антигуманную сущность буржуазных отношений. Диккенс стремится показать взаимосвязь и взаимозависимость между различными сторонами жизни, социальную обусловленность поведения человека не только в общественной, но и в личной жизни. В романе Диккенса отразились; программа, его эстетическое кредо, нравственный идеал, связанный с протестом против эгоизма и отчужденности человека в обществе. Прекрасное и доброе у Диккенса – самые высокие нравственные категории, зло трактуется как вынужденное уродство, отклонение от нормы, а потому оно безнравственно и бесчеловечно.
«Домби и сын» отличен от всех предыдущих романов Диккенса и многими своими чертами обозначает переход к новому этапу.
В «Домби и сыне» почти неощутима связь с литературной традицией, та зависимость от образцов реалистического романа XVIII века, которая заметна в структуре сюжета таких романов, как «Приключения Оливера Твиста», «Жизнь и приключения Николаса Никльби», даже «Мартин Чезлвит». Роман отличен от всех предыдущих произведений Диккенса и своей композицией, и эмоциональной интонацией.
Роман «Домби и сын» – произведение многогеройное, в то же время, создавая его, автор использовал новый для него принцип организации художественного материала. Если предыдущие романы Диккенс строил как серию последовательно чередующихся эпизодов или включал в них несколько параллельно развивающихся и в определенные моменты перекрещивающихся сюжетных линий, то в «Домби и сыне» все, вплоть до мельчайших деталей, подчинено единству замысла. Диккенс отходит от излюбленной им манеры организации сюжета как линейного движения, развивает несколько сюжетных линий, возникающих из собственных противоречий, но переплетающихся в одном центре. Им становится фирма «Домби и сын», ее судьба и судьба ее владельца: с ними связана жизнь владельца лавки судовых инструментов Соломона Джилса и его племянника Уолтера Гей, аристократки Эдит Грейнджер, семейства кочегара Тудля и др.
«Домби и сын» – роман о «величии и падении» Домби, крупного лондонского негоцианта. Характер, на которых сосредоточено основное внимание автора, – мистер Домби. Как бы ни было велико мастерство Диккенса в изображении таких персонажей, как управляющий формы «Домби и сын» Каркер, дочь Домби Флоренс и рано умерший маленький сын его Поль, жена Домби Эдит или ее мать миссис Скьютон, – все эти образы в конечном счете развивают основную тему – тему Домби.
«Домби и сын» – прежде всего антибуржуазный роман. Все содержание произведения, его образный строй определяется пафосом критики частнособственнической морали. В отличие от романов, названных именем главного героя, это произведение имеет в заголовке название торговой фирмы. Тем самым подчеркивается значимость этой фирмы для судьбы Домби, указывается на те ценности, которым поклоняется преуспевающий лондонский коммерсант. Автор не случайно начинает произведение с определения значения фирмы для главного героя романа: «В этих трех словах заключался смысл всей жизни мистера Домби. Земля была создана для Домби и Сына, дабы они могли нести на ней торговые дела, а солнце и луна были созданы, чтобы озарять их своим светом... Реки и моря были сотворены для плавания их судов; радуга сулила им хорошую погоду, ветер благоприятствовал или противился их предприятиям; звезды и планеты двигались по своим орбитам, дабы сохранить нерушимой систему, в центре которой были они». Таким образом, фирма «Домби и сын» становится образом – символом буржуазного преуспеяния, которое сопровождается утратой естественных человеческих чувств, своеобразным смысловым центром романа.
Первоначально роман Диккенса был задуман как «трагедия гордости». Гордость важное, хотя не единственное качество буржуазного дельца Домби. Но именно эта черта главного героя обусловливается его социальным положением владельца торговой фирмы «Домби и сын». В своей гордыне Домби утрачивает нормальные человеческие чувства. Культ бизнеса, которым он занимается, и сознание собственного величия превращают лондонского коммерсанта в бездушный автомат. Все в доме Домби подчинено суровой необходимости выполнения своих служебных обязанностей – служение фирме. Слова «должен», «сделать усилие» – главные в лексиконе фамилии Домби. Те, кто не могут руководствоваться этими формулами, обречены на гибель, как первая жена Домби Фанни, не сумевшая «сделать усилие».
Идейный замысел Диккенса раскрывается в «Домби и сыне» по мере того, как развиваются характеры героев и развертывается действие. В изображении Домби – нового варианта Чезлвитов и Скруджей – писатель добивается реалистического обобщения огромной художественной силы. Прибегая к излюбленному художественному средству построения комплексного образа, Диккенс деталь за деталью рисует портрет, создает типичный характер буржуазного предпринимателя.
Писатель тщательно выписывает внешний облик Домби и показывает его в неразрывной связи с окружающей обстановкой. Свойства характера Домби, дельца и эксплуататора, черствого и корыстного эгоиста, сложившегося в определенной социальной практике, передаются дому, в котором он живет, улице, на которой этот дом стоит, вещам, которые окружают Домби. Дом так же чопорен, холоден и величествен снаружи и внутри, как его хозяин, чаще всего он характеризуется эпитетами «унылый» и «пустынный». Домашние предметы, которые изображает писатель, служат для продолжения характеристики их хозяина: « Из всех… вещей несгибаемые холодные каминные щипцы и кочерга как будто притязяли на ближайшее родство с мистером Домби в его застегнутом фраке, белом галстуке, с тяжелой золотой цепочкой от часов и в скрипучих башмаках».
Холодность мистера Домби подчеркивается в метафорическом плане. Для характеристики коммерсанта нередко используются слова «холод» и «лед». Особенно выразительно они обыгрываются в главе «Крестины Поля»: холодно в церкви, где происходит церемония, воды в купели – ледяная, холодно в парадных комнатах особняка Домби, гостям предлагаются холодные закуски и ледяное шампанское. Единственным человеком, который не испытывает дискомфорта в таких условиях, оказывается сам «ледяной» мистер Домби.
Дом отражает и судьбу своего хозяина и в дальнейшем: он «украшается всем, что могут купить деньги» в дни второй свадьбы Домби и становится развалиной в дни его банкротства.
«Домби и сын» – роман социальный; главный конфликт, раскрываемый через отношение мистера Домби с окружающим миром, имеет общественный характер: автор подчеркивает, что главной движущий силой, предопределяющей судьбы людей в буржуазном обществе, являются деньги. Одновременно возможно определение романа как семейного – это драматический рассказ о судьбе одной семьи.
Подчеркивая, что личные качества Домби связаны с его социальным статусом, автор отмечает, что даже в оценке людей коммерсант руководствуется представлениями об их важности для его дела. Торговля «оптом и в розницу» превратила людей в своеобразный товар: «Домби и Сын часто имели дело с кожей, но никогда с сердцем. Этот модный товар они предоставляли мальчишкам и девчонкам, пансионам и книгам». Денежные дела мистера Домби, деятельность его фирмы в той или иной мере оказывают влияние на судьбы остальных героев романа. «Домби и сын» – название фирмы и в то же время история семьи, в членах которой ее глава видел не людей, а лишь послушных исполнителей своей воли. Брак для него – простая коммерческая сделка. Задачу жены он видит в том, чтобы дать фирме наследника и не может простить Фани ее «нерадивость», проявившуюся в рождении дочери, которая для отца – не более, чем «фальшивая монета, которую нельзя вложить в дело». Домби достаточно равнодушно встречает известие о смерти первой жены от родов: Фанни «выполнила свой долг» в отношении супруга, дав, наконец, жизнь долгожданному сыну, подарив своему мужу, точнее, его фирме наследника.
Однако Домби – сложная натура, гораздо более сложная, чем все предыдущие герои-злодеи Диккенса. Его душу постоянно отягощает бремя, которое иногда он ощущает больше, иногда меньше. Не случайно кормилице Поля мистер Домби представляется узником, «заключенным в одиночную камеру, или странным привидением, которого нельзя ни окликнуть, ни понять». В начале романа автор не объясняет сути и природы состояния Домби. Постепенно становится очевидно, что многое объясняется тем, что сорокавосьмилетний джентльмен – тоже «сын» в фирме «Домби и сын», и многие из его поступков объясняются тем, что он постоянно чувствует свой долг перед фирмой.
Гордость не позволяет мистеру Домби снисходить до человеческих слабостей, например, жалости к себе по случаю смерти жены. Больше всего его беспокоит судьба маленького Поля, на которого он возлагает большие надежды и которого начинает воспитывать, пожалуй, даже с чрезмерным усердием, стремясь вмешаться в естественное развитие ребенка, перегружая его занятиями и лишая досуга и веселых игр.
Дети в доме Диккенса вообще несчастны, они лишены детства, обделены человеческой теплотой и лаской. Людям простым и сердечным, например, кормилице Тудль, не понять, как отец может не любить маленькую Флоренс, почему заставляет ее страдать от пренебрежительного отношения. Однако гораздо хуже, что Домби, такой, каким он изображается в начале повествования, вообще не способен на подлинную любовь. Внешне может показаться, что Поль не страдает от отсутствия отцовской любви, но даже это чувство продиктовано Домби прежде всего деловыми соображениями. В долгожданном сыне он видит прежде всего будущего компаньона, наследника дела, и именно этим обстоятельством определяется его отношение к мальчику, которое его отец принимает за подлинные чувства. Мнимая любовь приобретает разрушительный характер, как и все, что исходит от мистера Домби. Поль – не заброшенный ребенок, но ребенок, лишенный нормального детства. Он не знает матери, а помнит склонившееся над его кроваткой лицо миссис Тудль, которую он теряет из-за прихотей отца (Поль «худел и хирел после удаления кормилицы и долгое время как будто только и ждал случая… отыскать свою потерянную мать»). Невзирая на хрупкое здоровье мальчика, Домби стремится как можно скорее, опережая законы развития, «сделать из него мужчину». Маленький болезненный Поль не может перенести той системы воспитания, во власть которой отдал его отец. Пансион миссис Пипчин и тиски образования в школе доктора Блимбера окончательно подрывают силы и без того слабого ребенка. Трагическая смерть маленького Поля – неизбежность, ибо он родился с живым сердцем и не мог стать истинным Домби.
С недоумением скорее, чем с болью, переживает Домби преждевременную смерть сына, потому что мальчика не могут спасти деньги, которые в представлении мистера Домби – все. В сущности, он так же спокойно переносит смерть любимого сына, как когда-то его слова о назначении денег: «Папа, а что значат деньги?» – «Деньги могут сделать все». – «А почему они не спасли маму?» Этот наивный и бесхитростный диалог ставит Домби в тупик, но ненадолго. Он еще твердо убежден в силе денег. Утрата сына для Домби – большая деловая неудача, потому что маленький Поль для отца – прежде всего компаньон и наследник, символ процветания фирмы «Домби и сын». Но пока существует сама фирма, собственная жизнь отнюдь не кажется мистеру Домби бессмысленной. Он продолжает идти тем же, уже привычным для него путем.
На деньги покупается вторая жена – аристократка Эдит Грейнджер. Прекрасная Эдит должна стать украшением фирмы, ее чувства мужу абсолютно безразличны. Для Домби непостижимо отношение к нему Эдит. Домби уверен, что можно купить покорность, послушание, преданность. Приобретя в лице Эдит прекрасный «товар», и обеспечив ее, Домби полагает, что сделал все необходимо для создания нормальной семейной атмосферы. Ему и в голову не приходит мысль о необходимости налаживания нормальных человеческих взаимоотношений. Внутренний конфликт Эдит ему непонятен, потому что все отношения, мысли и чувства людей доступны его восприятию лишь в той мере, в какой их можно измерить на деньги. Власть денег оказывается далеко не всесильной при столкновении Домби с гордой и сильной Эдит. Ее уход смог поколебать уверенность Домби о несокрушимости его могущества. Сама же женщина, внутренний мир которой так и остался для ее мужа чем-то неведомым, для Домби особой ценности не представляет. Поэтому он достаточно спокойно переживает бегство своей жены, хотя его гордости и нанесен чувствительный удар. Именно после этого Домби становится почти ненавистна Флоренс – его беззаветно любящая его дочь; отца раздражает ее присутствие ее в доме, даже самое ее существование.
Почти с самого начала романа над Домби нависают тучи, которые постепенно, все больше и больше сгущаются, причем драматическую развязку ускоряет сам Домби, его «высокомерие» в трактовке автора. Смерть Поля, бегство Флоренс, уход второй жены – все эти удары, которые терпит Домби, завершаются банкротством, которое готовит Каркер - младший – его управляющий и доверенное лицо. Узнав о разорении, коим он обязан своему поверенному, Домби переживает настоящий удар. Именно крах фирмы является последней каплей, разрушившей каменное сердце ее владельца.
Роман «Домби и сын» задумывался как притча о раскаявшемся грешнике, но произведение не сводится к повествованию о том, как судьба наказывает Домби и как он, пройдя через чистилище раскаяния и пытку одиночеством, обретает счастье в любви к дочери и внукам. Коммерсант Домби – фигура типичная для викторианской Англии, где крепнет власть золота и люди, добившиеся относительного преуспеяния в обществе, считают себя хозяевами жизни.
Диккенс вскрывает и точно устанавливает природу зла: деньги и частнособственническое вожделение. Деньги порождают классовую самоуверенность мистера Домби, они дают ему власть над людьми и одновременно обрекают его на одиночество, делают высокомерно-замкнутым.
Одна из величайших заслуг Диккенса-реалиста заключается в том, что он показывает суть современного ему общества, которое идет по пути технического пpoгресса, но которому чужды такие понятия, как духовность и сострадание к несчастьям близких. Психологические характеристики персонажей – прежде всего самого Домби – в этом романе Диккенса по сравнению с его предыдущими произведениями значительно усложняется. После краха своей фирмы Домби проявляет себя с наилучшей стороны. Он выплачивает почти все долги фирмы, доказав свое благородство и порядочность. Вероятно, это результат той внутренней борьбы, которую он постоянно ведет сам с собой и которая помогает ему переродиться, вернее, возродиться для новой жизни, не; одинокой, не бесприютной, а полной человеческого участия.
Немалую роль в моральном перерождении Домби суждено было сыграть Флоренс. Ее стойкость и верность, любовь и милосердие, сострадание к чужому горю способствовали возвращению к ней расположения и любви отца., Точнее, Домби благодаря ей открыл в себе нерастраченные жизненные силы, способность «сделать усилие», но теперь – во имя добра и человечности.
В финале произведения автор показывает окончательное перерождение Домби в заботливого отца и деда, нянчащего детей Флоренс и подарившего дочери всю любовь, которой она была лишена в детстве и юности. Автор описывает изменения, происходящие во внутреннем мире Домби так, что они вовсе не воспринимаются как сказочное превращение скряги Скруджа. Все происходящее с Домби, подготовлено ходом событий произведения. Диккенс-художник гармонически сливается с Диккенсом-философом и гуманистом. Он подчеркивает, что социальное положение определяет нравственный облик Домби, так же как и обстоятельства влияют на изменение его характера.
«В мистере Домби, – пишет Диккенс, – не происходит никакой резкой перемены ни в этой книге, ни в жизни. Чувство собственной несправедливости живет в нем все время. Чем больше он его подавляет, тем больше несправедливости становится. Затаенный стыд и внешние обстоятельства могут в течение недели или дня привести к тому, что борьба обнаружится; но эта борьба длилась годы, и победа одержана нелегко».
Очевидно, что одна из важнейших задач, которые ставил перед собой Диккенс, создавая свой роман, заключалась в том, чтобы показать возможность нравственного перерождения человека. Трагедия Домби – трагедия социальная, и выполнена она в бальзаковской манере: в романе показаны взаимоотношения не только человека и общества, но и человека и материального мира. Повествуя о крушении семьи и честолюбивых надежд мистера Домби, Диккенс подчеркивает, что деньги несут в себе зло, отравляют сознание людей, порабощают их и превращают в бессердечных гордецов и эгоистов. В то же время чем меньше общество влияет на человека, тем человечнее и чище он становится.
По мнению Диккенса, подобное негативное влияние особо болезненно сказывается на детях. Изображая процесс формирования Поля, Диккенс касается неоднократно ставившейся в его произведениях («Приключения Оливера Твиста», «жизнь и приключения Николаса Никльби») проблемы воспитания и обучения. Воспитание имело самое непосредственное отношение к судьбе маленького Поля. Оно было призвано сформировать из него нового Домби, сделать мальчика таким же жестким и суровым, как его отец. Пребывание в пансионе миссис Пипчин, которую автор называет «превосходной людоедкой», и школе доктора Блимберга не смогло сломить чистого душой ребенка. В то же время, перегружая Поля чрезмерными занятиями, ненужными ему знаниями, заставляя его заниматься тем, что совершенно чуждо его сознанию и совершенно не прислушиваясь к внутреннему состоянию ребенка, «лжевоспитатели» по сути уничтожают его физически. Чрезмерные нагрузки окончательно подрывают хрупкое здоровье мальчика, приводя его к смерти. Столь же неблагоприятно сказывается процесс воспитания на представители ребенка совершенно иного социального статуса – сыне кочегара Тудля. Сын добрых и душевно благородных родителей отданный мистером Домби на обучение в общество Милосердных Точильщиков, совершенно развращается, теряя все лучшие черты, привитые ему в семье.
Как в предшествующих романах Диккенса, многочисленные персонажи, принадлежащие к разным социальным лагерям, могут быть разделены на «хороших» и «плохих». В то же время в романе «Домби и сын» нет положительного героя и противопоставленного ему «злодея». Поляризация добра и зла в этом произведении осуществлялась тонко и продуманно. Многообразие жизни уже не укладывалось под пером Диккенса в прежнюю схему борьбы добра и зла. Поэтому в этом произведении писатель отказывается от чрезмерной однолинейности и схематизма в изображении действующих лиц. Не только характер самого мистера Домби, но и внутренний мир других персонажей романа (Эдит, мисс Токс, Каркера-старшего и др.) Диккенс стремится раскрыть в присущей им психологической сложности.
Наиболее сложная фигура в романе – Каркер-младший, делец и хищник по натуре. Каркер совращает Алису Мервуд, мечтает завладеть Эдит, по его рекомендации отправлен в Вест-Индию на верную гибель Уолтер Гей. Написанный в стиле гротеска, сатирического преувеличения, образ Каркера не может считаться социально типичным. Он предстает перед читателем как хищник, схватившийся с другим в борьбе за добычу. Но в то же время его поступками руководит не жажда обогащения, о чем говорит концовка романа: разорив Домби, Каркер сам не присваивает ничего из состояния своего патрона. Он испытывает большое удовлетворение, наблюдая унижение Домби, крушение всей его личной и деловой жизни.
Как справедливо замечает Гениева Е.Ю., один из авторов «Истории всемирной литературы» (т.6), «бунт Каркера против Домби весьма непоследователен… Истинные мотивы поведения Каркера неясны. Видимо, можно предположить, что в психологическом отношении это один из первых «подпольных людей» в английской литературе, раздираемых сложнейшими внутренними противоречиями».
В трактовке «восстания» Каркера против Домби Диккенс остался верен той концепции социальных взаимоотношений, которая очевидна уже в «Николасе Никльби». Как Домби, так и Каркер нарушают те нормы социального поведения, которые Диккенс считал правильными. Как Домби, так и Каркер получают должное возмездие: в то время, как Домби терпит крушение как предприниматель и испытывает величайшее унижение, Каркер получает возмездие, встретив смерть случайно, под колесами мчащегося поезда.
Образ железной дороги в данном эпизоде не случаен. Экспресс – этот «огненный грохочущий дьявол, так плавно уносящийся вдаль», – образ несущейся жизни, вознаграждающей одних и наказывающей других, вызывающий изменения в людях. Не случайно автор подчеркивает, что в последние минуты жизни, глядя на восход солнца, Каркер хотя бы на миг прикоснулся к добродетели: «Когда он смотрел потускневшими глазами, как оно восходит, ясное и безмятежное. Равнодушное к тем преступлениям и злодеяниям, которые с начала мира совершались в сиянии его лучей, – кто станет утверждать, что в нем не пробудилось хотя бы смутное представление о добродетельной жизни на земле и награде за нее на небе». Это не морализаторство, а философия жизни, которой писатель следовал на протяжении всего своего творчества.
Именно с позиций той философии он рассматривает не только поведение Каркера, но и других персонажей. По мнению Диккенса, зло концентрируется в тех, кто постоянно лицемерит, унижается, заискивая перед вышестоящими (мисс Токс, миссис Скьютон, миссис Чик, Джошуа Бэгсток, миссис Пипчин и др.). Близко к ним стоит и обитательница лондонского дна – «добрая» миссис Браун, образ которой явно перекликается с образами жителей трущоб, нарисованными в «Приключениях Оливера Твиста». Все эти персонажи имеют свою жизненную позицию, которая в целом сводится к безоговорочному поклонению власти денег и тех, кто ими обладает.
Бесчеловечности Домби, его управляющего Каркера и их «единомышленников» писатель противопоставил душевное величие и подлинную человечность Флоренс и ее друзей – простых тружеников, «маленьких людей» Лондона. Это юноша Уолтер Гей и его дядюшка, мелкий лавочник Соломон Джилз, друг Джилза – капитан в отставке Катль, это, наконец, семейство машиниста Тудля, сам машинист и его жена, – кормилица Поля, горничная Флоренс Сьюзен Нипер. Каждый из них в отдельности и все они вместе противостоят миру Домби не только в моральном, но и в социальном плане, воплощают в себе лучшие качества простых людей. Эти люди живут по законам, противоположным стяжательству. Если Домби уверен в том, что все на свете можно купить на деньги, эти простые скромные труженики неподкупны и бескорыстны. Не случайно, говоря о кочегаре Тудле, Диккенс подчеркивает, что этот рабочий – «полная противоположность во всех отношениях мистеру Домби».
Семья Тудля – еще одна вариация диккенсовской темы семьи, противоположная семье Домби и аристократическому семейству престарелой «Клеопатры» – миссис Скьютон. Здоровая моральная атмосфере семьи Тудля подчеркивается внешним видом ее членов («цветущая молодая женщина с лицом, похожим на яблоко», «женщина помоложе, не такая пухлая, но также с лицом, похожим на яблоко, которая вела за руки двух пухлых ребятишек с лицами, похожими на яблоко» и т.д.). Таким образом, Диккенс подчеркивает, что нормальное, здоровое находится за пределами мира буржуазных дельцов, в среде простых людей.
В сценах, где изображаются болезнь и смерть Поля автор возвеличивает любовь простой женщины – его кормилицы, миссис Тудль. Ее страдания – это страдания простого и любящего сердца: «Да, больше никто из чужих людей не стал бы проливать слезы при виде его и называть дорогим мальчиком, маленьким ее мальчиком, ее бедным, родным измученным ребенком. Никакая другая женщина не стала бы опускаться на колени возле его кровати, брать его исхудалую ручку и прижимать к губам и груди, как человек, имеющий право ласкать ее».
Яркими и выразительными является образ ребенка – Поля Домби, представленного как идеальный герой. Развивая традиции Вордсворта, Диккенс показывает особенности мира ребенка, восставая против отношения к детям как маленьким взрослым. Писатель опоэтизировал мир детства, передал ту непосредственность и наивность, с которой маленький человек оценивает происходящее. Благодаря образу Поля Домби, писатель позволяет читателям взглянуть на все окружающее глазами маленького «мудреца», который своими «странными» и точно направленными вопросами ставит взрослых в тупик. Мальчик позволяет себе усомниться даже в таких незыблемых ценностях мира взрослых, как деньги, неопровержимо доказывая их бессилие спасти человека.
Среди персонажей, нарисованных в романе, наиболее неоднозначным оказывается образ второй жены Домби – Эдит. Она выросла в мире, где все продается и покупается, и не могла избежать его тлетворного влияния. Вначале мать по сути продала ее, выдав замуж за Грейнджера. Позже с благословения и при содействии матери Эдит – миссис Скьютон – заключается сделка с Домби. Эдит горда и высокомерна, но вместе с тем она «слишком унижена и подавлена, чтобы спасти себя». В ее натуре сочетаются высокомерие и презрение к самой себе, подавленность и мятежность, стремление отстоять собственное достоинство и желание окончательно разрушить собственную жизнь, бросив тем самым вызов ненавистному ей обществу.
Художественная манера Диккенса в «Домби и сыне» по-прежнему представляла соединение различных художественных приемов и тенденций. Однако юмор и комическая стихия оттесняются здесь на задний план, выступая в обрисовке второстепенных действующих лиц. Главное место в романе начинают занимать углубленный психологических анализ внутренних причин тех или иных действий и переживаний героев.
Значительно усложняется повествовательная манера писателя. Она обогащается новой символикой, интересными и тонкими наблюдениями. Более сложность становится психологическая характеристика персонажей, расширяется функциональность речевой характеристики, дополненной мимикой, жестами, возрастает роль диалогов и монологов. Усиливается философское звучание романа. Оно связано с образами океана и реки времени, впадающей в него, бегущих волн. Автором проводится интересный эксперимент со временем – в повествовании о Поле оно то растягивается, то сужается, в зависимости от состояния здоровья и эмоционального настроя этого маленького старичка, решающего отнюдь не детские вопросы.
Создавая роман «Домби и сын», Диккенс тщательней, чем прежде, работал над языком. Стремясь максимально повысить выразительности образов, усилить их значение, он прибегал к разнообразнейшим приемам и ритмам речи. В наиболее значительных эпизодах речь писателя приобретает особую напряженность и эмоциональную насыщенность.
Высшим достижением Диккенса-психолога может считаться сцена бегства Каркера после объяснения с Эдит. Каркер, победивший Домби, неожиданно оказывается отвергнутым ею. Его козни и коварство обратились против него самого. Его мужество и самоуверенность сокрушены: «Гордая женщина отшвырнула его, как червя, заманила в ловушку и осыпала насмешками, восстала против него и повергла в прах. Душу этой женщины он медленно отравлял и надеялся, что превратил ее в рабыню, покорную всем его желаниям. Когда же, замышляя обман, он сам оказался обманутым, и лисья шкура была с него содрана, он улизнул, испытывая замешательство, унижение, испуг». Бегство Каркера напоминает бегство Сайкса из «Приключений Оливера Твиста», но там в описании этой сцены было много мелодраматизма. Здесь же автором представлено огромное разнообразие эмоциональных состояний героя. Мысли Каркера путаются, реальное и воображаемое переплетаются, темп повествования убыстряется. Он подобен то бешеной скачке на лошади, то быстрой езде по железной дороге. Каркер передвигается с фантастической скоростью, так, что даже мысли, сменяя в его голове одна другую, не могут опередить этой скачки. Ужас быть настигнутым не покидает его ни днем, ни ночью. Несмотря на то, что Каркер видит все происходящее вокруг него, ему кажется, что время настигает его. В передаче движения, его ритма Диккенс использует повторяющиеся фразы: «Снова однообразный звон, звон бубенчиков и стук копыт и колес и нет покоя».
При обрисовке положительных персонажей Диккенс, как и прежде, широко использует поэтические средства юмористической характеристики: описание внешности, наделенной смешными деталями, эксцентрического поведения, речь, свидетельствующую об их непрактичности и простоте (например, капитан Катль свою речь пересыпает подходящими, как ему кажется, к случаю цитатами).
Вместе с тем совершенствуется мастерство Диккенса-карикатуриста: подчеркивая характерные особенности того или иного персонажа, он нередко пользуется приемом гротеска. Так, лейтмотивом образа Каркера становится сатирическая деталь – его блестящие белые зубы, становящиеся символом его хищности и коварства: «Череп, гиена, кошка вместе взятые не могли бы показать столько зубов, сколько показывает Каркер». Автор неоднократно подчеркивает, что этот персонаж своей мягкой поступью, острыми когтями и вкрадчивой походкой напоминает кота. Лейтмотивом образа Домби становится леденящий холод. Миссис Скьютон, уподо***ется Клеопатре, возлежащей на софе и «изнемогающей над чашкой кофе» и комнате, погруженной в густой мрак, который призван скрыть ее накладные волосы, вставные зубы, искусственный румянец. В обрисовке ее внешности Диккенс делает ключевым слова «фальшивый». В речи майора Бэгстока доминируют одни и те же выражения, характеризующие его как сноба, подхалима и бесчестного человека.
Мастерство портретных и психологических характеристик очень высоко в «Домби и сыне», и даже комические второстепенные персонажи, лишившись гротескных и комических черт, свойственных героям первого периода, изображаются писателем как хорошо знакомые читателям люди, которых можно бы выделить в толпе.
Вопреки той идее классового мира, которую Диккенс проповедовал в своих рождественских рассказах 40-х годов, в романе, написанном накануне революции 1848 года, он объективно обличил и осудил буржуазное общество. Общий тон повествования в романе оказывается совершенно иным, чем в созданных ранее произведениях. «Домби и сын» – первый роман Диккенса, лишенный оптимистической интонации, которая была так характерна для писателя раньше. Здесь нет места тому безграничному оптимизму, который определял характер произведений Диккенса. В романе впервые прозвучали мотивы сомнения, неопределенной, но щемящей печали. Автора не покидала уверенность в том, что на современников нужно воздействовать путем убеждения. Вместе с тем он явно ощущает, что не в состоянии преодолеть представление о незыблемости существующей системы общественных отношений, не может внушить окружающим мысль о необходимости строить свою жизнь, исходя из высоких нравственных принципов.
Трагическое решение главной темы романа, усиленное рядом дополнительных лирических мотивов и интонаций делает роман «Домби и сын» произведением неразрешимых и неразрешенных конфликтов. Эмоциональная окраска всей образной системы говорит о кризисе, который назрел в сознании большого художника к концу 40-х годов.
Опубликовано на сайте: http://www.knowed.ru
Прямая ссылка: http://www.knowed.ru/index.php?name=pages&op=view&id=505
1111