Читайте также

Главная  Лучшие    Популярные   Список   Добавить
Статьи » История

Перестройка в СССР

История Переходная эпоха российской истории, свидетельствующая об объективном характере радикального обновления социально-политических ориентиров общества, пережила три этапа: два социалистическо-реформаторских, первый этап ускорения (1985 – 1986 гг.), второй - перестройка (1987 – 1991 гг.), третий - радикально-либеральный (с 1991 г.).

После смерти Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верхового Совета СССР Л.И. Брежнева 10 ноября 1982 г. председателю КГБ Ю.В.Андропову удалось сделать то, что не удавалось ни одному предыдущему руководителю политического сыска в истории России, стать главой государства. Для Андропова идеальной моделью социалистического общества являлся аппарат КГБ – привилегированный, вездесущий, закормленный, высокооплачиваемый, не коррумпированный, исполнительный, консервативный, но не чуждый новшеству. Этот аппарат возродился после хрущевской оттепели, вновь превратился в передовой отряд партии, готовый взять на себя тяжелое время внутренних преобразований, заняться долгожданным наведением порядка в стране. В 1981 – 1982 гг. были возбуждены уголовные дела против наиболее одиозных партийных чиновников, включая даже зятя Брежнева Юрия Чурбанова, занимавшего должность заместителя министра внутренних дел. Ю. Чурбанов был осужден на 12 лет за взятки. Он считал, что его осудили для примера, в общем-то, он был недалек от истины. Его карьера была чересчур вызывающей, нарушающей неписаные адаты чиновничества (за два года от инструктора райкома комсомола до генерал-полковника милиции, зам. министра внутренних дел). Прогремело еще несколько скандальных дел, раскрытых КГБ - о связи министра рыбной промышленности А. Ишкова с подпольным бизнесом, взятках при выдаче загранпаспортов в ОВИРе и т.д. Застрелился министр внутренних дел Щелоков и свояк Брежнева, заместитель председателя КГБ Цвигун. Еще в начале 1982 г. КГБ арестовал нескольких друзей дочери Брежнева Галины. Арестовали, а потом расстреляли Юрия Соколова, директора Елисеевского гастронома в Москве.
В ходе чисток сменилась одна треть секретарей обкомов партии. Все эти меры вызывали сочувствие большинства населения и сильную тревогу высших слоев общества.
Но эти кампании не могли изменить общее положение в стране. Административные и репрессивные меры без экономических рычагов не имели смысла. Андропов призвал общество к моральному очищению и реформам. Улучшить управление, повысить эффективность экономики, поднять производительность труда, укрепить дисциплину, вести борьбу с расточительством – таковы были ее основные цели. Последовали предложения усилить санкции в отношении коррупции, взяточничества, хищений, семейственности.
Почувствовав угрозу, чиновничество прибегло к испытанным способам самозащиты – к откровенному саботажу с одной стороны и доведению до абсурда решений центральной власти с другой.
Кампания против коррупции скоро затихла. Для укрепления дисциплины были приняты невиданные ранее меры. У проходных заводов директора лично ловили опаздывающих работников. Партийные и советские органы совместно с милицией и КГБ устраивали облавы в кинотеатрах, магазинах и других общественных местах, проверяя документы. Каждый задержанный должен был объяснить, почему он не на работе. Привычные ко всему советские люди безропотно заходили в автобусы, где происходила проверка, хотя это было, в общем-то, незаконно. Для удобства трудящихся были изменены часы работы магазинов, завоз продуктов начал осуществляться после окончания рабочего дня, так как рабочие жаловались, что колбасу раскупают днем пенсионеры и другие не работающие. Поставки были настолько скудными, что сразу возникали очереди, колбасу, сыр и другие продукты продавали по 1кг на руки и за 1-2 часа обычно все распродавалось. Появились так называемые “колбасные поезда”, в которых жители провинциальных городов и поселков ездили за продуктами в столичные, областные, шахтерские города, которые снабжались в первую очередь. В обычной речи слово “купить” было вытеснено словом “достать”. Везде стояли очереди, постоянно возникал дефицит то одного, то другого товара.
Осенью 1983 г. Ю. Андропов тяжело заболел и 9 февраля 1984 г. скончался от болезни почек. Его место занял личный друг Л.И. Брежнева 73 летний К. Черненко, также смертельно больной (он скончался 12 марта 1985 г.). Свою деятельность Черненко начал с того, что восстановил в должностях часть уволенных партийных работников, прекратил следствие по делам ряда высокопоставленных чинов, стал приглашать на официальные приемы дочь Л.И. Брежнева Галину. Тем самым он подчеркивал приверженность курсу Брежнева.
Периоды Ю. Андропова и К. Черненко показали номенклатуре непрочность ее положения, когда власти можно лишиться во мгновение ока, а то и сесть в тюрьму. Тем временем на политической арене появился новый слой правящей элиты, готовый к обновлению.
Сообщения о смерти К. Черненко и избрание нового генерального секретаря М. Горбачева разделило всего четыре часа. Начался новый последний этап истории СССР, получивший название “перестройка”. По масштабу вызванных ею перемен в Европе, да и во всем мире, ее сопоставляют с великими революциями, и если это слово не упоминается внутри страны, то это вызвано объективно выстраданными обстоятельствами. Революция пугает - слишком большой исторический опыт у русского народа в этом плане, не только по числу революций, но и по количеству жертв. С начала века в России произошло 3 революции и гражданская война, Россия участвовала в двух мировых войнах, не считая локальных. Безвозвратные потери России в XX в. составили:
Первая мировая война 2,5 млн. человек;
Октябрьская революция 1917 года и гражданская война - 8-12 млн. человек;
Голод 1922 г. - 4-5 млн. человек;
Голод 1932 г. - 5-8 млн. человек;
Жертвы репрессий 30-40-х годов (расстреляно и умерло в лагерях) - 10 млн. человек;
Великая Отечественная война - 27 млн. человек.
Общие безвозвратные потери - 60 млн. человек.
Революционный процесс в историческом опыте России деконструктивен и неуправляем. “Движение масс” в его самых диких формах прошлось по социалистическим идеалам и идеалистам, как девятый вал по поврежденному кораблю. А могло ли быть иначе? За несколько перестроечных лет страна быстро пробежала путь от понятия “застой”, через предкризисное состояние к кризису и тупику. В чем отличие этих понятий?
Кризис – это органическая часть любой саморазвивающейся системы. Выходя из кризиса, можно идти вперед, а из тупика нет другого пути, как назад к тому месту, когда начался регресс общества. (Более подробно теория “тупика” раскрывается в работе профессора МГУ А. Бутенко “Правильно ли поставлен диагноз?”, опубликованной в газете “Неделя”, № 41, 1990 г.). Теория “тупика” предполагает, что процесс выхода из него будет достаточно управляем - президентское правление, военная диктатура или что-то подобное.
Возможность новой революции полностью отвергается русским общественным мнением даже на уровне подсознания. Реально это проявляется в недоверии к традиционным институтам, прежде всего к политическим партиям, как выразителям интересов каких-либо классов, социальных групп, слоев, корпораций. Традиционные партии, присущие индустриальной цивилизации, уходят с арены.
Оценивая российскую реальность, видно, что значительной части общества присуща маргинальность, чертами которой являются беспокойность, агрессивность, честолюбие, чувствительность, стеснительность, эгоцентричность (см. Философский энциклопедический словарь, М., 1983 г., стр.341), отражающаяся, при общем недоверии к политическим институтам, на его стабильности. Отсюда наряду с желанием реформ - неожиданные призывы к авторитарному правлению и созданию коалиции правящей административной элиты с финансовой.
При существующих политических условиях не была возможна никакая иная административная система, кроме исключительно господствовавшей и доведенной до предела бюрократической системы. Ввиду отсутствия гражданского общества в какой-либо форме, тотальное реформирование возможно было только сверху и одновременно во всех структурах, что в сущности являлось революцией сверху (“общество разрушенных структур”, “зыбучий песок”).
Внутри страны апрель 1985 г. положил начало медленным, осторожным реформам, направленным на частичное обновление социалистической системы.
Что же заставило в 1985 г. тогдашнее руководство КПСС провозгласить перестройку?
I. Внешние обстоятельства: отставание от США в гонке вооружений, ослабление авторитета СССР на международной арене, неконкурентоспособность на мировом рынке, комплекс неполноценности в связи с расширением личных контактов с иностранцами (разница в материальном уровне, незнание языков, неумение обращаться с компьютерами), невозможность продолжать жить в закрытом обществе.
Разразившийся в 1979 – 1980 гг. международный кризис из-за ввода Советских войск в Афганистан сильно обострил ситуацию. Во всем мире эти действия расценили, как открытую агрессию. Внутри страны ввод войск объясняли как “интернациональную помощь”. Западные страны в ответ ввели эмбарго на поставку в СССР новых технологий, оборудования, зерна, хотя эти ограничения часто обходили, но это повышало расходы страны. Известен скандал с поставкой двух высокоточных японских фрезерных станков, на которых вытачивались детали для советских подводных лодок.
Образ России - “монстра” подтвердился 1 сентября 1983 года, когда над островом Сахалин советским истребителем был сбит пассажирский самолет южнокорейской авиакомпании “Боинг-747” (причем погибло 269 человек).
“Призрак 1941 года” вновь кружил над Россией. Все эти идеологические россказни - “граница на замке” и тому подобное, не срабатывали. Отчетливо проявилось лицо советской военной машины - некомпетентность и безынициативность командования, огромный затратный механизм, дававший сбои в самый решительный для страны момент.
Эти события резко понизили авторитет страны, привели к серьезному сужению внешнеполитической сферы. Проводимая советским руководством политика, направленная на конфронтацию с капиталистическими странами и имеющая конечной целью установление советского варианта социализма во всем мире зашла в тупик, так как при сохранении существовавших тенденций СССР уже в ближайшем будущем должен был потерять статус великой державы.
Перестройка всех сфер жизни советского общества, вызванная глубинными внутренними причинами, с самого начала имела международную направленность. В ее вызревании существенную роль сыграли внешние обстоятельства. И правящая элита, и интеллигенция, и народ пришли к пониманию необходимости переоценки места СССР в мире, пересмотра стереотипов в своих собственных действиях, приведших к отрыву от реальности и тупику.
Переосмысление прежних представлений имело свою предысторию.
1.Первым этапом в ней можно назвать отказ от понимания мирного сосуществования, как формы классовой борьбы.
2.Следующим шагом было признание деидеологизации межгосударственных отношений.
3.И, наконец, был сделан вывод о приоритете общечеловеческих ценностей и новом мышлении.
К началу 90-х годов в мире произошли качественные перемены (научно-техническая революция, развитие новых технологий, электроники, информатики). СССР с большим опозданием включился в этот процесс. Страны, где преобладают традиционные отрасли, особенно сырьевые, оказываются в заложниках тех, чье могущество строится на базе интеллекта. Тем более, что никакие границы не могут остановить современную информацию. Попытки отгородится от остального мира неэффективны и смешны.
Использование новейших достижений науки в сельском хозяйстве (“зеленая революция”) надежно решила проблему продовольствия развитых и некоторых развивающихся стран. Мировое рыночное хозяйство ( а это большая часть мира) стало приобретать характер единого организма. И страна, оставшаяся вне его, не могла нормально развиваться. В этом мире не было места для СССР, если бы не начали осуществляться преобразования. К началу 90-х годов даже в СССР осознали истину: тот, кто не найдет убедительных ответов - в экономике, политике, духовной жизни - окажется на обочине мировой цивилизации.
Изменилось представление о национальной безопасности. Реальной силой стала эффективность экономики, а не чисто военные средства, так как их уже нельзя было применить, не затронув себя.
Создание Советским Союзом ядерного потенциала в условиях послевоенного передела мира было национальной необходимостью. Потенциал устрашения продолжал играть свою роль. Вместе с тем советское руководство позволило втянуть себя в бесперспективную гонку вооружений, усугубив экономическую ситуацию, так как оно не понимало современных реалий и отвечало на вызов массированно. Военный потенциал не позволял достигать даже тех политических целей, для которых был задуман.
В основу нового мышления легли выводы о принципиально новой международной политике:
единство и взаимосвязь мира (позитивные и негативные процессы);
верховенство общечеловеческих ценностей;
свобода выбора пути развития;
отказ от концепции противоборства, как основы внешней политики;
деидеологизация межгосударственных отношений;
отказ от “доктрины Брежнева”;
демилитаризация;
демократия и гуманизм.
Принципы нового политического мышления легли в основу “всеобъемлющей концепции международной безопасности” и развились по следующим направлениям: диалог с заинтересованными странами, прекращение афганской войны, ограничение и сокращение вооружений, гласность в военной области, урегулирование региональных конфликтов политическими средствами, решение экологических проблем, защита прав человека.
В ходе ряда встреч между Горбачевым и Рейганом выявилось стремление СССР к демократизации общества. Хотя Советский Союз был обременен целым рядом проблем:
поддержка диктаторских режимов Северной Кореи, Кубы, Эфиопии, Ирака, Афганистана и др. ;
монополизм внешнеполитических ведомств;
проблема долгов и взаимных расчетов по СЭВ и с развивающимися странами;
эмиграция;
продажа золота, нефти и других национальных ресурсов;
вывод войск с чужих территорий и проблем компенсации;
территориальные проблемы, как таковые.
II. Экономический кризис: падение темпов роста промышленности на фоне убыстряющегося развития других стран, низкий уровень потребления, сокращение социальных дотаций и расходов на культуру, отставание в научных разработках (не на уровне эксперимента, а в технологии и реализации, т.е. системное отставание).
В 1971-1985 годах налицо была отрицательная динамика роста по важнейшим экономическим показателям. Темпы роста национального дохода составляли:
в восьмой пятилетке 1966-1970 гг. - 41%,
в девятой 1971-1975 гг. - 28%;
в десятой 1976-1980 гг. - 21%;
в одиннадцатой 1981-1985 гг. -16,5%.
Произошел спад не только темпов производства, но и производительности труда. Уравниловка, соответствовавшая идеологической установке на сближение социальных групп, привела к падению престижа сложного квалифицированного труда на большинстве заводов. СССР отставал от стран Запада в 3-4 раза на индустриальном уровне и на порядок в постиндустриальном. По уровню потребления страна занимала 77 место в мире и вплотную подошла к примитивно-распределительной системе.
III. Субъективные причины: стремление части номенклатуры закрепить свое привилегированное положение не только в должностях и доступе к распределительной системе, но и в реальных, легальных, не проходящих материальных ценностях и в возможности их наследования.
Падение темпов экономического роста, отставание в НТР, отсутствие прогресса в росте благосостояния народа - это характерные черты предгорбачевской эпохи.
В 1985 г. задумывалась бюрократическая перестройка. Ее цель - вдохнуть новые силы в партийно-государственные структуры. Новый политический лозунг, удобный для правящей верхушки и привлекательный для масс.
Брежневский застой - это прежде всего застой бюрократический. Прекратилась ротация, сменяемость кадров во всех политических структурах. Двадцать с лишним лет подряд “свои люди” уступали место лишь более своим и то это стало исключением. В приемных скопилось несколько поколений управленцев, они пихали локтями друг друга. Возник своеобразный бюрократический кризис. Он должен был как-то разрешиться.
Андропов попытался обновить кадры, но это не удалось. Перестройка поделила партийную, государственную и хозяйственную номенклатуру на поддерживающих генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева и на неспособных работать в новых условиях.
Этапы перестройки.
Ускорение (апрель 1985 г. - февраль 1986 г.).
Перестройка (февраль 1986- февраль 1988 гг.).
Гласность (февраль 1988- июль 1988 гг.).
Реформа политической системы ( июль 1988-июль 1990 гг.).
Чья собственность, чья власть. Переход к рынку (июль 1990-август 1991 года).
Новая бюрократия боролась со старой руками народа. Но и старая бюрократия постепенно научилась это делать - в этом главное противоречие и главный успех перестройки. Гармония низов и верхов длилась недолго.
“Низы” слишком буквально приняли дарованные свободы и начали диктовать верхам свою волю. И тогда, как ответная реакция родился тезис о “митинговой демократии”, якобы не способной на созидание и умело направляемой разного рода экстремистами и зарубежными агентами влияния. Когда власть озабочена властью, ей уже не до экономики. Более того, экономические новации ей нужны для того, чтобы сохранить старое.
Как и прежде, в России на первом месте оставалась политика, а экономика на втором. Во все годы перестройки руководство только поддавалось на перемены. Отсюда - что ни закон, то противоречие. Радикальная экономическая реформа - это не только проблема экономики, это проблема власти, которой центр делиться не собирался. Центр пытался сохранить статус-кво в системе политической власти.
Первый шаг М  Горбачева - апрельский (1985 г.) Пленум ЦК КПСС, был связан с концепцией ускорения. Ускорение отражает стремление “иметь” - больше и быстрее. Обращение новых руководителей в начале своей деятельности к концепции ускорения свидетельствовало о том, что в то время они пытались решить задачи общественного развития традиционном путем, ориентируясь на количественные показатели экономического роста, по принципу “давай-давай!”. Подобно своим предшественникам Горбачев поставил задачу “иметь больше”, но добавил, что это надо делать быстрее.
Однако, если обратиться к реалиям послеапрельского периода, ясно, что первоочередного внимания требовала не сфера производительных сил, а совершенствование общественных отношений. Достаточно формально на очередную пятилетку намечались грандиозные планы обновления основных фондов промышленности на 50%, развитие атомной энергетики (что было срублено на корню аварией на Чернобыльской атомной станции), программа обеспечения отдельным домом или квартирой всех семей к 2000 г.
Главная цель ускорения, заключалась в том, чтобы в очередной раз догнать передовые страны Запада. Среди командно-административных мер этого периода наиболее известно постановление ЦК КПСС “О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма” (1985 г.) и Закон о госприемке.
Характерной чертой реформ первого этапа является утопизм основной цели: достижение к началу 90-х годов мирового постиндустриального уровня в области машиностроения, компьютеризации.
Закон о трудовых коллективах, наделявший их правом выбора руководящих работников, “справедливого” регулирования заработной платы и определения цены выпускаемой продукции, исходил из откровенной идеологической догмы о коллективизме трудящихся. Но в жизни дела шли иначе: трудовые коллективы обнаруживали склонность к эгоизму, выбирая удобных и покладистых начальников и стремясь любой ценой повысить цену выпускаемой продукции и свою зарплату, пусть даже за счет интересов остального народа, в чем реализовывал главный принцип внутреннего развития социализма.
Все реформы первого этапа не принесли практического результата. Антиалкогольный закон не привел к моральной перестройке общества, поступления же в бюджет от продажи спиртных напитков сократились почти на 40 млрд. рублей. Напряженные импортные закупки современной техники и технологий не привели к обновлению производства, но легли тяжелым бременем на бюджет. Производственная, научная и общеобразовательная компьютеризация не удалась в науке и школе ввиду отсутствия средств, на производстве из-за феодальной его организации, когда компьютер неожиданно вскрывал приписки, подделки, теневые запасы. Естественно, компьютеры на производстве становились бельмом на глазу, постепенно большинство компьютерных центров были заняты второстепенным сбором данных и начислением зарплаты, что еще тщательно проверялось после распечатки на примитивных ручных счетах штатными бухгалтерами. Ставка на “дешевую” ядерную энергетику не оправдалась в виду страшной чернобыльской аварии в апреле 1986 г. Современная техника немыслима в полуфеодальном обществе. Где-то кто-то чего-то недовинтил или перевинтил и т.д.
Первоначально казалось, что авария чисто производственная. Затем раздались обвинения в адрес партийных руководителей, проявляющих некомпетентность, полное непонимание происходящего, отсутствие элементарной ответственности, предприимчивости, заботы о людях (когда 1 мая 1986 г. в зоне заражения проводились первомайские демонстрации трудящихся, школьников и студентов), хотя в Западной Европе в это время запретили продавать даже овощи с огородов. Академик Легасов после ликвидации аварии покончил жизнь самоубийством. Авария вновь, как не один раз в советской истории, устранялась голыми человеческими руками. Чернобыль показал нерешенность проблем науки, техники и общества. Неудачи “ускорения” в 1985 – 1986 гг. привели М. Горбачева к смене курса. Политический выбор вылился в попытку перехода к «демократическому социализму”. Если раньше предполагалось, что советский социализм в основе своей здоров, что его только нужно “ускорить”, то теперь начинался этап довольно радикальной модернизации, получивший название “вестернизации” (т.е. внедрения моделей и механизмов западного образца). Главными лозунгами стали “перестройка”, “гласность”, “демократия”. В экономике новый социализм должен был основываться на самофинансировании, самоуправлении, самоокупаемости предприятий. Роль центральных планирующих органов сводилась к подготовке контрольных цифр хозяйственного развития и определению государственного заказа, долю которого предполагалось снижать. Продукция произведенная сверх заказа, могла реализовываться по свободной цене на любых выгодных для предприятия рынках. Теоретически рыночная среда должна была выступать в качестве регулятора.
Предполагалось, что в 1988 г. закон будет распространен на 50% предприятий, а в 1989 г. на 100% . Но реформа потерпела крах из-за отсутствия рыночной инфраструктуры (бирж, банков, посреднических организаций) и жуткой монополизации. Неудача была списана на “механизм торможения”. В каждом российском реформаторе сидит истый государственник и русская ментальность не позволяет заниматься такими мелочами, как индивидуальное хозяйство, мелкая торговля и т.д. (то, что будит в человеке частнособственнические инстинкты и предприимчивость).
Шаткая позиция М. Горбачева привела его к провозглашению политики гласности. С 1988 г. печать, телевидение, литература получили простор. Обострилась борьба с ортодоксальными коммунистами. Опорой Горбачева в партии стал “сибирский десант” Лигачев, Ельцин и другие провинциальные политики, не лишенные еще волевых качеств. Начались взаимные обвинения, нарастала волна критики. XIX партконференция (1988 г.) провозгласила перестройку революцией. Пенсионеры ЦК КПСС во главе с А. Громыко коллективно подавали в отставку.
После XIX партконференции народные массы стали принимать участие в политической борьбе. Номенклатурная перестройка переросла свои рамки. Проявлением этой борьбы явились:
1. Рост национального и националистического движения в Прибалтике, Грузии, Узбекистане. В большинстве союзных республик возникли оппозиционные режиму национальные фронты. Распад СССР был близок.
2. Забастовочное движение шахтеров Норильска, Кузбасса Донецка, требующее осуществить радикальные экономические реформы.
3. Контроль за ситуацией стал уходить из рук партии и Горбачева.
4. Началось демократическое движение, где тон задавала либеральная интеллигенция (радикальные сторонники системы “демократия-рынок”).
5. Образовалась Российская коммунистическая партия, как самостоятельная политическая сила.
На заводах и фабриках помимо отдела технического контроля появилась госприемка. Большинство вещей, производимых в стране, были плохого качества, производство существовало ради самого производства, а не для потребителя. Тысячи заводов производили продукцию для других заводов, те, в свою очередь, для других и так до абсурда. Госприемка создалась как некая новая высшая контролирующая инстанция, защищающая интересы государства и потребителя от ведомственных интересов. Первоначально браковалось до 80% производимых изделий из-за несоответствия госстандартам, после нескольких месяцев борьбы выяснилось, что качество все равно не улучшается. На смену забракованным изделиям изготовлялось такое же количество бракованных изделий.
“Закон о кооперации” 1988 г. давал возможности для развития рыночной экономики, однако неоднократно корректировался в сторону ужесточения государственного регулирования и контроля.
В 1989 г. был принят закон об аренде и арендных отношениях и закон о государственном предприятии. Партия и КГБ через подставных лиц пытались контролировать частную собственность. Реальные сдвиги в экономической реформе с появлением законов о малом предприятии, акционерных обществах, совместных предприятиях, коммерческих банках, изменили ситуацию. Бывшие комсомольцы, партийные работники, сотрудники КГБ и представители других государственных структур ставшие во главе учреждений, стали стремительно обогащаться и быстро забыли о происхождении своих капиталов. 80% “новых русских” составляют бывшие номенклатурные работники и лишь 20 % вновь выбившиеся или криминальный элемент. Шум о криминализации общества прикрывал борьбу номенклатурных работников за частную собственность. Они стали создавать полугосударственный капитализм с помощью государственных структур защищаясь от конкурентов.
В ходе перестройки номенклатура осознала себя высшим классом общества со всеми вытекающими последствиями, т.е. осознала свое единство в борьбе за собственность, у нее наконец-то появилась не выдуманная, а реальная цель – собственность. Так завершился процесс формирования “нового дворянства”. Этот слой общества очень осторожен в реформах, так как “новые русские” понимают свою примитивность и неконкурентоспособность. Поэтому рыночные реформы в России идут очень болезненно.
Для рядового обывателя реальной собственностью стал дачный участок. Миллионы горожан с неимоверной энергией и предприимчивостью занялись строительством дач, затратив невероятное количество стройматериалов, которых хватило бы на обновление жилищного фонда всей страны, если бы была такая возможность.
Принятые правительством экономические преобразования, попытки перевода промышленности на рыночные отношения привели к спаду производства. Если в 1986 – 1989 гг. экономика имела хотя бы незначительный прирост, то в 1990 г. было реальное падение ВВП. Интенсивно продавалось сырье и золотой запас страны, который уменьшился в 10 раз составляя в 1991 году 240 тонн. В 1990 – 1991 гг. были введены талоны на продовольственные и промышленные товары. Резко повысились цены в 3-5 раз. Отечественные товары потеряли конкурентоспособность на рынках других социалистических стран в 80-е годы, а в 90-е годы – и внутри страны. Например, СССР производил больше всех в мире кожаной обуви – 300 млн. пар в год, но потребители покупали финскую, австрийскую, чешскую обувь, и так практически по все товарам народного потребления. Выпускались ножи, которыми невозможно было резать, дверные и оконные ручки, которые ломались, колбаса с добавками целлюлозы и китового мяса и т.д.
В духовной и политической жизни лозунгом перестройки стала гласность. Начиная с 1986 г. роль цензуры постепенно была ограничена контролем за неразглашением “государственных тайн”. То, о чем люди раньше догадывались или скрытно говорили, находило подтверждение в документах съездов народных депутатов, выступлениях депутатов и публикациях:
секретные протоколы пакта Молотова-Риббентропа;
потери в Великой Отечественной войне;
полный текст доклада Н.С.Хрущева на XX съезде КПСС;
расстрелы польских военнослужащих в Катынском лесу.
Комитет конституционного надзора рассмотрел 29 ноября 1990 г. вопрос о соответствии Конституции СССР и международному праву порядка применения неопубликованных нормативных актов о правах, свободах и обязанностях граждан. Как оказалось, 70% из них носили закрытый характер, то есть гражданин мог в течении всей своей жизни не знать, почему, к примеру, его не приняли на работу. Было принято решение опубликовать такие акты в течении 3 месяцев, а неопубликованные теряли силу.
В декабре 1988 г. сессия Верховного Совета СССР приняла закон “Об изменениях и дополнениях к Конституции СССР”, главным содержанием которого было изменение избирательной системы в СССР и принципов функционирования государственных органов. На основе этих изменений в 1989 г. были проведены выборы народных депутатов СССР, а в 1990 г. – народных депутатов союзных, автономных республик, местных Советов. Впервые выборы стали альтернативными и состязательными. Демократическими силами сопутствовал успех. Новая российская элита выступала в качестве радикальной оппозиционной силы по отношению к федеральному центру. Конфликт властей России и СССР стоял более жестоким и выражался в противостоянии Ельцина и Горбачева. Основная политическая борьба разгорелась на съездах народных депутатов СССР. Заседания съезда передавались по телевидению в прямой трансляции в течении всего дня. Пол страны сидело у телевизоров - это была школа политического воспитания народа, школа начал демократизма и показатель примитивности командно-административной системы. Наглядно это было видно, когда на Первом съезде народных депутатов М. Горбачев пальцем считал голосовавших депутатов.
Политические лидеры в основном опирались не на смутную народную волю, а на реальные структуры - чиновничество, партаппарат, КГБ, армию и т.д. Начало рыночных отношений партия поручила осуществить комсомолу, а контроль за новыми политическими лидерами и партиями - КГБ.
В 1989 году начали образовываться оппозиционные партии. Этот процесс усилился после отмены в 1990 г. 6-й статьи Конституции СССР о руководящей и направляющей роли КПСС в советском обществе. После этого начался массовый выход из КПСС, особенно после исключения Ельцина.
Все начинания правительства в области реформ гасли в результате сопротивления людей, не желавших и не умевших приспособиться к новой обстановке. Все желали реформ , но никто не хотел, чтобы реформы начались конкретно с кого-нибудь из них.
Наиболее существенным изменением в области исполнительной власти было введение института президентства. 14 марта 1990 г. первым президентом СССР стал М.С. Горбачев. В феврале 1991 г. был введен пост вице-президента СССР. Первым вице-президентом стал Г.И. Янаев.М.С. Горбачев, характеризуя его, сказал, что он “мужик крепкий”. А сам Г. Янаев заявил: “Политический выбор я сделал шесть лет назад, не намерен от него отказываться и поэтому хочу сказать, как говорил Давыдов в “Поднятой целине”: изберете - ваше право - ночью при фонаре пахать буду, а вспашу десятину с четвертью.”
В 1991 г. были проведены выборы президентов в республиках. 12 июня 1991 г. президентом РСФСР был избран Б.Н. Ельцин, в отличие от Горбачева прямым народным голосованием.
М.С. Горбачев был гением партийно-чиновничьих интриг, на протяжении 5 лет ему удавалось оставаться центристом, лавируя между ортодоксами и демократами, но в конце концов эта позиция стала причиной его падения в декабре 1991 г.
В 1991 г. в США была издана и стала популярной книга по русской истории под художественным названием “Русска”. Автор книги известный популизатор истории Э. Разенфорд сказал следующее: “Самое главное мое открытие в том, что Россия очень мало изменилась. У России сегодняшней те же проблемы, что были у нее на протяжении всей ее истории. Советская власть лишь усугубила эти проблемы. Те, например, черты репрессивного государства, которые мы привыкли ассоциировать с Советами, на самом деле лишь продолжение традиций русских царей. Еще Петр Великий провозгласил, что каждый человек, включая его самого, лишь слуга государства. Создание империи, бунты, напасти – все это обернулось тем, что происходит сегодня”.
Самодержавные позиции большевизма базировались на коллективизме сельскохозяйственной общины, вытекающем из системы трудовых отношений, и воспроизводились в масштабе предприятия, города, государства. Идеи коллективизма и индивидуализма так или иначе пронизывают живой мир. Человек, как часть животного мира, отражает и законы его. Биологический смысл развития заключается в продолжении вида. В природе имеется два способа выживания в различных сочетаниях и противоречии – коллективизм и индивидуализм. В 1906 г. У. Черчилль, тогда еще будущий премьер-министр Великобритании, сводил доктрину социализма к коллективизму, а доктрину либерализма – к индивидуализму и доказывал, что между индивидуализмом и коллективизмом никакой принципиальной разницы нет, что различия между ними выдумали социалисты, и что на самом деле индивидуализм либералов и коллективизм социалистов в повседневной жизни находятся в тесном единении. “Освещая наши улицы и организуя водоснабжение, - говорил Черчилль – мы действуем коллективно. Но когда дело касается любви к женщине, мы не действуем коллективными методами, и женщины не выходят за нас замуж коллективно”.
Не только на отдельного человека, но и на человеческие сообщества распространяются законы природы. Не удивительно, что долгое время доктрину коллективизма так же прочно связывали с Россией, как идею концентрированного индивидуализма с США. Как нельзя сказать, какой биологический закон предпочтительнее, точно так же российский коллективизм и американский индивидуализм являются составными частями мирового порядка. Бывший сотрудник госдепартамента США Ф. Фукуяма в своей статье “Конец истории?” сделал вывод о том, что в мире окончательно победила идея западного либерализма и в общем-то жалел о том, что мировая история застыла на ближайшие 200 лет. Но пустот в истории не бывает.
Уникальное место России в мире идей осознается общественным мнением. Существуют реалии попрочнее идей о коллективизме и индивидуализме, и самая мощная из них – государственность. Исторический прогресс достаточно однолинеен: там, где существует гражданское общество, там эффективней индустриальная цивилизация; чем выше степень защищенности личности от государства, тем стабильнее политическая ситуация.
Российская действительность воссоздала в новой ситуации традиции империализма и камеранизма (бюрократического способа управления). Государственные структуры пользуются поддержкой маргинальных слоев, паразитируют на гражданском обществе. Они громоздки, неэффективны, постоянно пытаются мелочно опекать и контролировать предпринимателей, частных лиц и территории. Из госбюджета дотируются предприятия и даже целые регионы. Практически содержится весь нерусский Северный Кавказ; Ингушская республика на 92 % обеспечивается за счет федерального бюджета, при этом имеется президент, строится новая столица и проводится независимая от центральных властей политика. Имперский центр с помощью денежных вливаний и поблажек пытается удержать на своей орбите нации, исповедующие другие культурно-цивилизационные ценности, не признающие русской идеи и русского закона.
Бюрократическая машина не только не уменьшилась, но появились и новые структуры: ОМОН, таможня, налоговая инспекция и т.д. Идет количественное увеличение силовых ведомств. Россия остается военным и полицейским обществом. Имеется даже министерство по чрезвычайным ситуациям (МЧС). Затаенная мечта русского государственника – быть МЧС для всего мира, выполнять функции мирового спасателя, мирового полицейского, мирового судьи, а может даже мирового правительства. Россия продолжает сохранять армию, примерно равную по численности личного состава и количеству вооружений армии США. При этом в 1996 г. размер ВВП на душу населения в России составил 14 % от уровня США.
Ежегодно кроме армии 15 федеральных структур претендуют на призывной контингент (не считая штата, состоящего из бывших военнослужащих):
МВД – 540 тыс. человек;
железнодорожные войска – 230 тыс. человек;
погранвойска – 230 тыс. человек;
МЧС – 70 тыс. человек;
стройбат – 100 тыс. человек;
ФСБ и т.д.
Судебно-правоохранительная система продолжает сохранять репрессивно-карательный характер. Подследственных преднамеренно помещают в изолятор, надевают наручники, в судах сажают в металлические клетки; 99 % приговоров в суде носят обвинительный характер. Попасть под следствие для нормального человека равносильно смертному приговору.
Государственные служащие ведут перманентную борьбу за привилегии и льготы, лоббируют свои интересы в законодательных органах, добиваясь законодательного утверждения дополнительных прав для себя и подробнейшей регламентации жизни остального населения, причем все исключения они толкуют в свою пользу и они становятся правилами. Пользуясь противоречиями в Думе, государственные структуры провели через нее законы, противоречащие Конституции страны и нарушающие демократические права граждан.
К началу 1991 г. стало ясно, что перестройка не решила ни одной из проблем СССР – экономической, социальной, борьбы за власть. СССР и Россия переживали системный кризис, глубина которого определялась подавляющей ролью государства, имперским мышлением, утопизмом русской идеи, вышедшей из прошлого, традиционного общества и опирающейся на представление о неиссякаемости природных и людских ресурсов, монополизмом предприятий и ведомств в экономике. Товарное обращение в стране стихийно свернулось, фактически была введена карточно-распределительная система на основные виды продовольственных и промышленных товаров. В продовольственных магазинах остались полиэтиленовые пакеты и трехлитровые банки с желтыми огурцами. Политическая ситуация усугублялась нарастающим сопротивлением ортодоксов, которые связывали кризис не с социализмом и партийной диктатурой, а с попыткой его перестройки. Под видом защиты государства и народных интересов силовые ведомства защищали свои кормушки, создавали в стране истеричную обстановку. Маршал Ахромеев в своих выступлениях заявлял, что армию обижают и прозрачно намекал на возможность прихода к власти “человека с ружьем”.
В мае 1991 г. коммунисты провели неразрешенную демонстрацию, в ходе которой произошли беспорядки и один офицер милиции был убит. Расследование было спущено на тормозах.
Летом 1991 г., воспользовавшись отсутствием президента СССР М.С. Горбачева, силовые министры, одновременно являющиеся депутатами, согласованно выступили в Верховном Совете СССР с мрачными докладами о положении в стране, в которых обвиняли реформаторов и “агентов влияния”. Но аналитики КГБ просчитались: Верховный Совет не взбунтовался против Горбачева и не создал хунту.
Михаила Горбачева больше беспокоили рост демократического, рабочего и националистического движения и особенно проблема сохранения Союза ССР, из которого вышли Латвия, Литва, Эстония. К августу 1991 г. с большим трудом удалось подготовить новый компромиссный проект союзного договора оставшихся девяти республик, подписание которого намечалось на 22 августа. М. Горбачев, как правило, выдвигал на государственные посты людей, которые по своим личным или политическим качествам были ничтожествами и не могли с ним конкурировать на политической арене. Он не учел только одного: этих людей продолжали объединять общая судьба, стадный инстинкт. Чтобы сорвать подписание союзного договора и сохранить свои властные полномочия, часть высшего партийно-государственного руководства решилась на захват власти в стране. В ночь с 18 на 19 августа, вновь в отсутствие президента, который отдыхал в Крыму, произошла попытка “дворцового переворота”. 19 августа 1991 г. ТАСС передал сообщение о создании Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП), в который вошли 8 человек: исполняющий обязанности президента СССР Г.И. Янаев, премьер-министр В.С. Павлов, председатель КГБ В.А. Крючков, министр внутренних дел Б.К. Пуго, министр обороны Д.Т. Язов, заместитель председателя Совета обороны О.Д. Бакланов, председатель Крестьянского союза В.А. Стародубцев, президент Ассоциации госпредприятий А.И. Тизяков. На улицы Москвы и других крупных городов были выведены войска и танки. ГКЧП объявил о введении чрезвычайного положения в отдельных районах страны, о восстановлении старой структуры власти, о приостановлении деятельности всех партий, кроме КПСС, о запрете митингов и демонстраций. Были запрещены все центральные газеты, кроме “Правды”, “Известий”, “Труда”, прекратили работу все каналы телевидения, кроме первого и почти все радиостанции. Народу пообещали по 12 соток земли под дачные участки. Члены ГКЧП рассчитывали немедленно созвать Верховный Совет СССР, но председатель Верховного Совета А. Лукьянов не согласился его созвать раньше 26 августа. В этот же день, 19 августа, состоялась пресс-конференция членов ГКЧП, показанная по телевидению. Журналисты задавали откровенно издевательские вопросы, члены ГКЧП терпеливо отвечали. У Янаева, “крепкого мужика”, с похмелья тряслись пальцы.
Правительство России не признало ГКЧП. В 12 часов дня 19 августа Б. Ельцин поднялся на один из танков и зачитал обращение с призывом к всеобщей бессрочной забастовке. Призыв этот успеха не имел, но десятки тысяч людей стали собираться к зданию Верховного Совета России и строить заграждения. Мировое общественное мнение и даже государственные деятели официально поддержали правительство России.
Вечером Ельцин объявил членов ГКЧП вне закона. Неожиданно министр обороны Язов отдал приказ вывести войска из Москвы. Четыре представителя ГКЧП полетели в Крым на переговоры с М. Горбачевым наперегонки с вице-президентом России Руцким. 22-23 августа заговорщики были арестованы.
Переворот способствовал подъему авторитета президента России Б. Ельцина и одновременно подтолкнул некоторые республики к выходу из Союза. 6 сентября 1991 г. М. Горбачев признал независимость Литвы, Латвии, Эстонии. 1 декабря 1991 г. население Украины на всенародном референдуме проголосовало за независимость. 8 декабря в Беловежской Пуще руководители России, Украины и Белоруссии – Б. Ельцин, Л. Кравчук, С. Шушкевич зафиксировали реальность: роспуск СССР и создание Союза независимых государств (СНГ). 25 декабря президент СССР М.С. Горбачев заявил о своей отставке. Красный флаг над Кремлем был спущен, последняя мировая империя прекратила свое существование. Каждый народ, каждая республика рассчитывали на быстрый прогресс.
Россия унаследовала от СССР 76 % территорий, 51 % населения, 60 % основных производственных фондов, 76 % предприятий, производящих средства производства. На ее долю приходится 90 % добычи нефти, 73 % добычи газа, 63 % производства электроэнергии, 80 % экспорта сырой нефти, почти 100 % экспорта газа. Россия также унаследовала 85 % вооруженных сил. На короткое время в руках Б. Ельцина сосредоточилась невероятная власть (государственная мощь плюс всенародная поддержка). Россия объявила себя правопреемницей всех долгов и обязательств СССР. В этот момент Ельцин мог осуществить самые радикальные реформы, но последовал лишь “косметический ремонт”. Самой радикальной частью были сначала приостановка, а затем полный запрет на деятельность КПСС. Все силовые структуры остались прежними, была несколько ограничена власть КГБ.
Программа радикальных экономических реформ была одобрена властями России осенью 1991 г., ее принятие и проведение связано с именем Е.Т. Гайдара. Предложенная им программа основывалась на концепции шокотерапии, использованной в процессе модернизации в странах третьего мира и в Восточной Европе. С началом либерализации предприятия-монополисты взвинтили цены до максимума. Возникла проблема неплатежей. Конкуренция внутри России отсутствовала, единственной возможностью оставалось открытие рынка для иностранных товаров.
Главными задачами экономической реформы были:
создание условий для конкуренции, ликвидация монополий;
конверсия;
создание рынка труда;
установление внутренних цен на основе мировых;
введение частной собственности;
развитие частнособственнических инстинктов у населения.
Ваучерная приватизация была гениальным изобретением по своей простоте, доступности и учету уравнительной ментальности населения.
Постепенно наметился перелом в рыночных отношениях. Образовался слой бизнесменов, банкиров, торговцев. Освобождение цен и либерализация торговли наполнили страну продовольственными и промышленными товарами.
Но политическая борьба не ослабла. Оппозиция сосредоточилась в системе советов, которые все более приобретали облик КПСС, стремясь захватить власть, ничего не делать, ни за что не отвечать, но все контролировать. Трудности России заключались в том, что первую волну русской иммиграции составили сторонники социализма, вытесненные из национальных республик (партийные работники, милиционеры, сотрудники спецслужб и др.). Они составили довольно активную часть оппозиции.
Стремясь не допустить социальных конфликтов, правительство продолжало списывать неплатежи, выдавать зарплату на государственных предприятиях и учреждениях (в сущности, на уровне “пособия по безработице”) в надежде, что какая-то часть предприятий выживет, а рабочие постепенно приспособятся к рыночным условиям. особую заботу составляли пенсионеры, и дело дошло до того, что в некоторых регионах пенсионеры превратились в самый обеспеченный слой населения.

Дополнительно по данной категории

12.02.2015 - Культовые изделия ковки
19.07.2014 - Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия в Башкортостане
10.06.2014 - Строительство Азовского флота
07.03.2014 - Древнегреческая система образования
15.02.2014 - Новая Усмань - поселок со старинной историей
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
Секретный код:
Секретный код
Повторить:

Поиск по сайту

Поиск

Авторизация


Добро пожаловать,
Аноним

Регистрация или входРегистрация или вход
Потеряли пароль?Потеряли пароль?

Ник:
Пароль:


Содержание:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Правообладателям
Образование