Читайте также

Главная  Лучшие    Популярные   Список   Добавить
Статьи » История

Предпосылки и подготовка крестьянской реформы

История Предпосылки, которые в конечном счете привели к отмене крепостного права в России, складывались давно. В первую очередь они выражались в углублении в последние десятилетия перед реформой 1861 г. социально-экономические процессы разложения крепостничества. Как убедительно доказано многочисленными исследованиями российских историков и экономистов, возможности крепостного хозяйства как экономической системы уже на исходе первой четверти XIX в. были исчерпаны, и оно вступило в полосу глубокого кризиса.

Новые, капиталистические по характеру явления в экономике вступили в конфликт с крепостничеством, которое стало серьезным тормозом для развития промышленности и торговли, крестьянского предпринимательства. Помещичье хозяйство, базировавшееся на подневольном крепостном труде, всё более приходило в упадок. Кризис в первую очередь поразил барщинные имения ( в них к середине XIX в. находилось 71% крепостных крестьян), выразившийся в прогрессирующем падении производительности барщинного труда. Крестьянин всё более тяготился барской работой, стараясь как можно меньше тратить на нее свои силы. Видный публицист, славянофил и сам крупный помещик, А.И. Кошелев писал в 1847 г. в статье под характерным названием "Охота пуще неволи": "Взглянем на барщинскую работу. Придет крестьянин сколько возможно позже, осматривается и оглядывается сколь возможно чаще и дольше, а работает сколь возможно меньше, - ему не дело делать, а день убить". Серьезные трудности переживали и оброчные имения. Как показывают материалы вотчинных архивов, начиная с 20-х годов XIX в. повсеместно растут недоимки в уплате оброков и оброчных имениях.
Показателем упадка помещичьих хозяйств был и рост задолженности помещиков кредитным учреждениям и частным лицам. Помещики всё больше стали закладывать и перезакладывать свои "крепостные души" в этих учреждениях. Если в начале XIX в. ими было заложено 5% крепостных крестьян, а к 30-м годам - 42%, то к 1859 г. - уже 65%. Многие помещичьи имения, обремененные долгами, шли с молотка: в 1833 г. из 127 тыс. дворянских семей 18 тыс. уже не имели крепостных, а к 1859 г. число семей, не имевших крепостных крестьян, увеличилось до 27 тыс. Сумма долга помещиков, заложивших своих имения только в государственных кредитных учреждениях, достигла 425 млн. руб. и вдвое превосходила годовой доход в бюджете страны. Заметим кстати, что реформа 1861 г. спасла помещиков от финансового краха: государства погасило эти долги за счет вычета из выкупных платежей крестьян.
Другой важной причиной, заставившей помещиков пойти на отмену крепостного права, был социальный фактор - нарастание из десятилетие в десятилетие крестьянских бунтов. По данным, основанным на материалах наших архивов, за первую четверть XIX в. было зарегистрировано 651 крестьянское волнение (в среднем по 26 волнений за год), за вторую четверть этого столетия - уже 1089 волнений (43 волнения за год), а за последнее десятилетие (1851-1860) - 1010 волнений (101 волнение за год), при этом 852 волнения приходятся на 1856-1860 гг. Но помимо волнений протест крестьянства против крепостной неволи проявлялся и в других формах: убийствах помещиков и управляющих имениями, распространении слухов о воле, будораживших умы крестьян. Существенный ущерб помещичьему хозяйству наносили заведомо плохое выполнение барщины, задержки в уплате оброка, потравы помещичьих лугов и полей, лесные порубки.
"Крестьянский вопрос" давно серьезно беспокоил российское самодержавие, а в царствование Николая I он приобрел особую остроту. При нем для разрешения крестьянского вопроса было созвано 9 секретных комитетов, однако они не дали существенных результатов. Осознавая необходимость отмены крепостного права, Николай I всё же полагал несвоевременной его отмену в данный момент, откладывая это на неопределенное время. (См. "История России с древнейших времен до 1861 года".М.,1996, гл.24). Необходимо было такое крупное потрясение, как Крымская война 1853-1856 гг., чтобы царское правительство вплотную приступило к подготовке отмены крепостного права.
Поражение в Крымской войне открыло глаза царизму на главную причину экономической и военно-технической отсталости страны - крепостное право - и на социальную опасность его дальнейшего сохранения. Крепостная Россия не выдержала военного соперничества с коалицией более экономически развитых и технически лучше оснащенных европейских стран. Крепостное хозяйство и особенно государственные финансы оказались в состоянии глубокого кризиса: громадные расходы на войну серьезно подорвали финансовую систему государства; частые рекрутские наборы в годы войны, реквизиции скота и фуража, рост денежных и натуральных повинностей, связанных с войной, разоряли население, наносили серьезный ущерб и помещичьему хозяйству.
Экономический кризис неизбежно породил и кризис социальный. Крестьянский протест уже не ограничивался локальными, разрозненными бунтами и выливался в массовые движения, охватывавшие одновременно сотни тысяч крестьян десятков губерний.
С 1854 г. началось массовое бегство крестьян от помещиков, охватившее многие губернии. 2 апреля 1854 г. был обнародован царский Манифест о формировании резервной гребной флотилии ("морского ополчения"). В нее могли записаться и помещичьи крестьяне, но с согласия помещика и с письменным обязательством о возвращении к нему после роспуска флотилии. Указ ограничивал район формирования флотилии всего четырьмя губерниями - Петербургской, Олонецкой, Новгородской и Тверской. Но весть об указе всколыхнула крестьян центральных и поволжских губерний. Среди крестьян разнеслась молва о том, "что государь император призывает всех охотников в военную службу на время и что за это семейства их освободятся навсегда не только от крепостного состояния, но и от рекрутства и от платежа казенных повинностей". Самовольный уход для записи в ополчение вылился в массовое бегство крестьян от помещиков.
Еще более широкий характер приняло это явление в связи с Манифестом 29 января 1855 г. о наборе ратников в "подвижное сухопутное ополчение". Оно охватило десятки центральных, поволжских и украинских губерний. Особым упорством отличалось движение крестьян в Киевской губернии, стремившихся записаться в "вольные казаки". Это движение, получившее название "киевской казачины", было прекращено с применением военной силы.
Вскоре по окончании войны, весной-летом 1856 г. крестьяне южных губерний устремились в Крым, где, по слухам, по вышедшему указу они якобы получат свободу "от крепостного состояния". Дороги, ведущие в Крым, были забиты толпами крестьян. Воинские части, посланные для их возвращения в свои селения, встретили отчаянное сопротивление.
Эти и подобные массовые крестьянские выступления произвели сильное впечатление на помещиков и правящие круги. Перед ними встал призрак новой "пугачевщины", которая представлялась в то время более опасной, ибо она, как говорили помещики, могла "соединиться с глубоко задуманною демократическою революциею". Помещики и власти боялись не только и не столько реальных крестьянских бунтов, сколько возможности общего крестьянского восстания, которым могли воспользоваться революционные элементы.
Таким образом, перед российским самодержавием встали неотложные задачи: необходимо было выйти из тяжелого финансового кризиса, разрешить острые социальные проблемы и при этом сохранить положение России в ранге великих держав. Разрешение этих задач упиралось в необходимость отмены крепостного права и проведения ряда других социальных и экономических реформ.
В первый год царствования Александра II на его имя стали поступать "записки" и письма с критикой пороков существующих порядков и предложениями о проведении реформ. Эти "записки" и письма расходились во множестве списков, встречая живейший отклик в различных общественных кругах России. Широкую известность тогда получили критическая записка П.А. Валуева "Дума русского" (1855) и серия "политических писем" М.П. Погодина (1854-1856). Погодин, который ранее (в 30 - 40-х годах) защищал николаевскую систему и был одним из видных идеологов "официальной народности", теперь заявлял: "Прежняя система отжила свой век. Сам Бог, взяв с поприща действий покойного государя, показал нам, что для России теперь нужна другая система". Он предлагал Александру II "объявить твердое намерение освободить крестьян", ввести гласность и "свободу книгопечатания".
Впервые о необходимости отмены крепостного права Александр II официально заявил в краткой речи, произнесенной им 30 марта 1856 г. перед представителями московского дворянства. Упомянув о своем нежелании сейчас "дать свободу крестьянам", царь вынужден был в то же время сказать о необходимости приступить к подготовке их освобождения в виду опасности дальнейшего сохранения крепостного права, указывая, что лучше отменить крепостное право "сверху", чем ждать, когда оно будет отменено "снизу".
Однако в течение 1856 г. практически ничего не было сделано в этом направлении, кроме разве того, что со стороны правительства предпринимались попытки выяснить отношение дворянства к реформе и добиться от него инициативы в деле освобождения крестьян. И здесь следует отдать должное настойчивости Александра II, который встал выше узкокорыстных интересов дворянства. Сознавая государственную необходимость проведения реформ, в первую очередь крестьянской, царь последовательно шел к намеченной цели. Это тем более важно подчеркнуть, что подавляющее большинство российского дворянства было выступало против каких-либо реформ.
Царя поддерживала либеральная часть помещиков, хозяйство которых было сильнее других втянуто в рыночные отношения. Они представили ему ряд своих проектов отмены крепостного права. Проекты предусматривали разные условия освобождения крестьян, что определялось в значительной мере различием хозяйственных интересов помещиков в зависимости от конкретных местных условий. Всего было представлено за 1856 - 1859 гг. более сотни различных проектов.
Интересы помещиков нечерноземных губерний России с более развитыми в этом регионе товарными отношениями, широким распространением крестьянских неземледельческих промыслов и преобладанием оброчной формы эксплуатации крестьянства, отражал проект тверского губернского предводителя дворянства А.М. Унковского. В своей "Записке", поданной Александру II в 1857 г., Унковский предлагал освободить крестьян с землей "без переходного состояния", т.е. сразу, но с "вознаграждением" помещиков как за землю, предоставляемую в надел крестьянам, так и "за самих освобождаемых крестьян". Выкуп надельной земли возлагался на самих крестьян, а выкуп личности крестьянина - "на все сословия", что, по существу, выходило на тех же крестьян, составлявших преобладающее большинство населения страны. Проект Унковского отражал стремление помещиков нечерноземной полосы в быстрейшей ликвидации крепостных отношений и к получению максимального выкупа с целью организации своего хозяйства на предпринимательских началах. В проекте Унковского обозначилось также характерное для либерального направления русской общественной мысли того времени требование проведения других реформ: в области суда, администрации, печати и т.д. Это требование было четко изложено в поданном 16 октября 1859 г. Александру II адресе пяти представителей тверского, ярославского и харьковского дворянства - А.М. Унковского, Д.В. Васильева, П.Н. Дубровина, Д.А. Хрущова и Д.А. Шретера. Они предлагали "даровать крестьянам полную свободу, с наделением их землей в собственность, посредством немедленного выкупа", образовать "хозяйственно=распорядительное управление, общее для всех сословий", основанное на выборном начале, учредить "независимую судебную власть", т.е. суд присяжных, с введением гласного и словесного судопроизводства, "дать возможность обществу путем печатной гласности доводить до сведения верховной власти недостатки и злоупотребления местного управления".
Интересы помещиков черноземной полосы, где преобладало барщинное хозяйство, связанное с рынком, и где земля особенно высоко ценилась, воплотил проект крупного полтавского помещика М.П. Позена, изложенный им в двух записках "О мерах освобождения крепостных крестьян" (были поданы Александру II в 1856 и 1857 гг.). Проект Позена выражал стремление помещиков черноземных губерний к сохранению в своих руках максимального количества земли, но вместе с тем и их незаинтересованность в полном обезземелении крестьян, ибо сохранение крестьянского хозяйства необходимо было для обеспечения помещиков рабочими руками.
Интересы помещиков степной полосы, относительно слабо заселенной, с преобладанием крупного помещичьего хозяйства, выражал проект известного славянофила, помещика Самарской губернии Ю.Ф. Самарина. В этом проекте, опубликованном в журнале "Сельское благоустройство", Самарин предусматривал необходимость личного освобождения крестьян с землей и предоставления им гражданских прав. Но ввиду недостатка в степной полосе рабочих рук он считал необходимым установить "переходный период" сроком на 10-12 лет, во время которого сохранялось бы отбывание крестьянами барщинных работ за надельную землю и право вотчинной полиции за помещиком в его имении.
Несмотря на различия, все проекты объединяло стремление сохранить помещичье землевладение, власть помещиков и самодержавную монархию, а также создать условия для предпринимательской перестройки помещичьего хозяйства. Однако в конечном счете преследовалась главная цель - предотвратить "пугачевщину" в стране. Опасность общего крестьянского восстания рассматривалась в большинстве проектов как один из важных аргументов необходимости проведения крестьянской реформы.
Выработка оснований крестьянской реформы сначала была возложена на Министерство внутренних дел. Этим занялась специальная группа компетентных чиновников под председательством А.И. Левшина - товарища (заместителя) министра внутренних дел С.С. Ланского. Летом 1856 г. Левшин представил "Записку" с изложением принципов предстоящей реформы. Суть их заключалась в том, что за помещиком сохранялось право собственности на всю землю, включая и крестьянскую надельную, которая предоставлялась крестьянам при их освобождении в пользование, за что они обязаны были нести в пользу помещика регламентированные законом повинности в виде барщины или оброка.
3 января 1857 г. был образован Секретный комитет под председательством князя А.Ф. Орлова "для обсуждения мер по устройству быта помещичьих крестьян". Это был последний, десятый по счету, секретный комитет по крестьянскому вопросу. Составленный из бывших николаевских сановников, в большинстве своем убежденных крепостников, Комитет затягивал дело. Однако нараставшая социальная напряженность в стране заставила Александра II принять более действенные меры. При этом он по-прежнему стремился добиться от самих помещиков, чтобы они проявили свою инициативу в деле подготовки реформы. Первыми изъявили на это согласие помещики трех западных ("литовских") губерний - Виленской, Ковенской и Гродненской. В ответ 20 ноября 1857 г. последовал царский рескрипт генерал-губернатору этих губерний В.И. Назимову об учреждении из числа местных помещиков трех губернских комитетов и одной "общей комиссии в г. Вильне" для подготовки местных проектов крестьянской реформы. В основу рескрипта Назимову, а вскоре и циркуляра министра внутренних дел были положены принципы, изложенные ранее в "Записке" А.И. Левшина и одобренные Александром II. Рескрипт Назимову сначала держался в секрете: с текстом его конфиденциально были ознакомлены лишь губернаторы, которые должны были побудить дворян своих губерниях также проявить инициативу в деле подготовки реформы. В официальной прессе рескрипт Назимову был опубликован 24 декабря 1857 г.
5 декабря 1857 г. последовал аналогичный рескрипт петербургскому генерал-губернатору графу П.Н. Игнатьеву. В течение 1858 г. рескрипты были даны и остальным губернаторам, и в том же году в 45 губерниях, в которых находились помещичьи крестьяне, были открыты комитеты по подготовке местных проектов освобождения крестьян. Боясь произнести слово "освобождение", правительство официально называло их "губернскими комитетами об улучшении быта помещичьих крестьян". Любопытно было отношение Александра II к губернским комитетам. В ноябре 1858 г., когда комитеты везде уже были открыты и приступили к работе, он писал брату Константину Николаевичу: "Хотя большого прока от них не ожидаю, но все-таки можно будет воспользоваться хорошими мыслями, которые можно надеяться найти, если не во всех, то по крайней мере в некоторых из них".
С опубликованием рескриптов и началом деятельности губернских комитетов подготовка крестьянской реформы стала гласной. В связи с этим Секретный комитет был переименован 16 февраля 1858 г. в "Главный комитет по крестьянскому делу для рассмотрения постановлений и предположений о крепостном состоянии"; еще ранее в состав комитета был введен энергичный и убежденный сторонник освобождения крестьян, великий князь Константин Николаевич, назначенный затем и его председателем вместо А.Ф. Орлова.
Опубликование рескриптов, даже с их крайне умеренной программой, большинство помещиков встретило отрицательно. Так, из 46 тыс. помещиков тринадцати центральных губерний только 12,6 тыс. выразили согласие на "улучшение быта" своих крестьян. В губернских комитетах развернулась борьба между либеральным меньшинством и крепостническим большинством, нередко принимавшая острый характер. Лишь в одном Тверском комитете преобладали либерально настроенные помещики.
Летом и осенью 1858 г. Александр II предпринял двухмесячную поездку по России. Он посетил Москву, Владимир, Тверь, Вологду, Кострому, Нижний Новгород, Смоленск и Вильну, где заявлял о своей решимости освободить крестьян и призывал дворян поддержать другие готовящиеся преобразования.
Обсуждение "крестьянского вопроса" заняло центральное место в русской прессе А.И. Герцена и Н.П. Огарева (в "Полярной звезде", "Голосах из России", но особенно в "Колоколе") и в легальной печати в самой России: в органе западников "Русский вестник" (редактор М.Н. Катков, придерживавшийся тогда либеральных воззрений), в умеренно-либеральном журнале "Атеней", в славянофильских журналах "Русская беседа" и "Сельское благоустройство", в "Журнале землевладельцев", служившем трибуной для выражения помещичьих взглядов. Тон задавал журнал "Современник", в котором с 1854 г. ведущее положение занял Н.Г. Чернышевский. В опубликованных в 1858-1859 гг. трех статьях под общим названием "О новых условиях сельского быта" он в подцензурной форме и внешне благонамеренном тоне проводил идею немедленного освобождения крестьян с землей без всякого выкупа.
Подготовка крестьянской реформы проходила в обстановке дальнейшего нарастания крестьянского движения. Если за 1857 г. властями было зафиксировано 192 разного рода крестьянских выступлений, то за 1858 г., когда подготовка реформы приобрела гласность, - уже 528. Сам факт начала подготовки реформы послужил толчком к крестьянским выступлениям. В донесениях губернаторов, губернских предводителей дворянства, офицеров корпуса жандармов и полиции за 1858 год постоянно указывалось, что крестьяне чаще всего восставали, "увлекаемые слухами о свободе", "прослышав о вольности из крепостного состояния", "превратно толкуя распоряжения правительства об улучшении их быта". Но о размахе крестьянского движения за последние предреформенные годы следует судить не только по числу отдельных волнений. Здесь особое значение приобрело массовое брожение в крестьянстве, готовое завершиться общим восстанием. Донося о случаях открытых крестьянских выступлений, местные власти сообщали, что еще большее количество крестьян охвачено "скрытым волнением".
Судьбы крестьянства решались в губернских комитетах и центральных учреждениях, готовивших реформу. Само оно было устранено от участия в деле, касающемся его жизненных интересов. Однако ни помещики, ни правительство не могли на считаться с настроениями крестьян, оказывавши значительное воздействие на ход подготовки реформы. Большое впечатление на царское правительство произвело восстание крестьян в 1858 г. в Эстонии. Еще в 1816 г. эстонские крестьяне получили личную свободу, но без земли, которую должны были арендовать у своих бывших помещиков за прежние феодальные повинности. В 1856 г. было издано новое "Положение", явившееся даже шагом назад по сравнению с реформой 1816 г., так как оно усиливало зависимость крестьян=арендаторов от помещиков и лишало перспективы приобрести землю в собственность. Восстание охватило десятки тысяч крестьян. На усмирение его были посланы крупные воинские силы. Оно воочию показало опасность безземельного освобождения крестьян. В связи с этим 4 декабря 1858 г. Главный комитет принял новую программу реформы, предусматривавшую предоставление крестьянам их наделов в собственность посредством выкупа, правительственное содействие выкупу путем организации кредита, введение крестьянского самоуправления в рамках сельской общины. Эта программа и легла в основу проекта "Положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости".
Вместе с тем еще в начале 1858 г., в связи со сложившейся в крепостной деревне напряженной обстановкой, Александр II одобрил проект "Положения о временных генерал-губернаторах", которые наделялись по сути дела неограниченной властью на местах. Проект не был реализован, ибо встретил недовольство дворянства, усмотревшего в нем подрыв своих позиций в местном управлении.
4 марта 1859 г. в качестве "рабочего" органа при Главном комитете были учреждены Редакционные комиссии. На них возлагались: рассмотрение материалов, представленных губернскими комитетами, и составление проектов законов об освобождении крестьян. Одна комиссия должна была подготовить проект "Общего положения о крестьянах", другая - проект "местных положений по поземельном устройстве крестьян". Но фактически обе комиссии в своей деятельности слились в одну, сохранив множественное наименование - Редакционные комиссии. Это был вневедомственный, "нетрадиционный" орган, который проделал основную работу в разработке проекта "Положений о крестьянах". Хотя он и числился при Главном комитете, но пользовался самостоятельностью, будучи подчинен непосредственно императору. Редакционные комиссии подразделялись на финансовый, юридический и хозяйственный отделы. В составе их находилось 38 человек: 17 - представители министерств и ведомств и 21 эксперт - от местных помещиков и ученых. Это были компетентные и в своем большинстве либерально настроенные деятели. Председателем Редакционных комиссий был Я.И. Ростовцев - близкий к Александру II и "беспоместный" (не имевший ни земли, ни крепостных крестьян, следовательно, не принадлежащий ни к какой "помещичьей партии"). Он последовательно проводил правительственную линию, не поддаваясь влиянию ни "справа", ни "слева" и пользуясь постоянной поддержкой Александра II.
Ростовцев собрал все законодательные акты о крестьянах, все поступившие проекты крестьянской реформы, материалы секретных комитетов, специальные журналы и оттиски статей по крестьянскому вопросу, в том числе и запрещенные в России заграничные герценовские издания, которые посылались ему из III отделения императорской канцелярии. "Колокол" Герцена постоянно лежал на столе Ростовцева. В 1859 - 1860 гг. были изданы 25 томов "Материалов Редакционных комиссий" и 4 тома "Приложений" к ним (статистических данных о состоянии помещичьих имений). После смерти Ростовцева в феврале 1860 г. председателем Редакционных комиссий был назначен министр юстиции В.Н. Панин, известный своими крепостническими взглядами. Однако он не мог сколько-нибудь существенно изменить деятельность комиссий и повлиять на содержание подготовленных к тому времени проектов.
Обилие разнообразной документации по крестьянскому вопросу, поступавшей в Главный комитет, вызвало необходимость создания в марте 1858 г. при Центральном статистическом комитете Министерства внутренних дел Земского отдела, призванного заниматься разбором, систематизацией и обсуждением всех дел. связанных с подготовкой реформы. Первоначально председателем Земского отдела был назначен А.И. Левшин, позже Н.А. Милютин - один из самых образованных и талантливых государственных деятелей той эпохи, сыгравший немалую роль и в Редакционных комиссиях, где он являлся, по свидетельству современников, "правой рукой" Ростовцева и "главным двигателем реформы".
Губернские комитеты занимали в целом консервативные позиции, обусловленные корыстными интересами местного дворянства. Большинство губернских комитетов выступало за сохранение на неопределенный срок временно обязанного состояния крестьян и требовало при его прекращении возврата помещикам крестьянских наделов. Редакционные комиссии не пошли навстречу этим притязаниям дворянства. Но и в самих Редакционных комиссиях не было единства мнений: шла острая борьба по вопросам о конкретных нормах наделов и повинностей, функциях крестьянского сельского управления.
В августе 1859 г. проект "Положений о крестьянах" Редакционными комиссиями был в основном подготовлен. Предполагалось сначала обсудить его с депутатами от губернских комитетов, которых решено было вызывать в Петербург отдельными группами. В конце августа 1859 г. были вызваны 36 депутатов от 21 комитета, а в феврале 1860 г. - 45 депутатов от остальных комитетов. Вызванным в Петербург депутатам запрещалось собираться вместе, подавать коллективные мнения, даже общаться между собою (за этим следила полиция).
Проект "Положений и крестьянах", представленный депутатам, был подвергнут ими резкой критике. Депутаты "первого приглашения" считали установленные Редакционными комиссиями нормы крестьянских наделов завышенными, а повинности за них - заниженными. Депутаты "второго приглашения", представлявшие главным образом черноземные губернии, настаивали на сохранении в руках дворянства всей земли, а также и вотчинной власти помещиков. Редакционные комиссии вынуждены были пойти на некоторые уступки этим требованиям: в ряде черноземных губерний были понижены нормы крестьянских наделов, а в нечерноземных, преимущественно с развитыми крестьянскими промыслами, повышены размеры оброка и предусмотрена так называемая "переоброчка" - пересмотр размеров оброка через 20 лет после издания "Положений о крестьянах".
Во время подготовки реформы помещики предприняли конкретные контрмеры, чтобы "упредить реформу". Если ранее их аппетиты несколько сдерживались желанием сохранить платежеспособность крестьян и тем самым обеспечить поступление доходов от своих имений, то в последний момент, когда помещики были поставлены перед фактом скорой отмены крепостного права, ограбление ими крестьян приняло прямо-таки хищнический характер. В отчете III отделения за 1858 г. говорилось: "Одни [помещики] переносили крестьянские усадьбы на новые места или переменяли у них земляные участки; иные переселяли крестьян в другие свои имения, уступали их степным помещикам не только за бесценок, но и даром, третьи отпускали крестьян на волю без земли и вопреки их желанию; сдавали их в рекруты в зачет будущих наборов, отправляли в Сибирь на поселение - одним словом, вообще употребляли разные средства, чтобы избавиться от излишнего числа людей и чтобы сколь возможно меньшее их число наделять землею". Эти действия помещиков А.И. Герцен метко назвал "предсмертными злодействами помещичьего права". Чтобы предотвратить подобные действия, правительство вынуждено было издать в 1858-1860 гг. издать ряд указов и распоряжений.
10 октября 1860 г. Редакционные комиссии завершили свою работу, и проект "Положений" поступил в Главный комитет по крестьянскому делу, где он обсуждался до 14 января 1861 г. Здесь проект подвергся новым изменениям в пользу помещиков: прежде всего снова были понижены нормы крестьянских наделов в некоторых местностях, увеличен оброк в местностях, "имеющих особые промышленные выгоды". 28 января 1861 г. проект поступил на рассмотрение последней инстанции - Государственного совета. Открывая его заседание, Александр II указал на необходимость скорейшего решения крестьянского дела. "Всякое дальнейшее промедление может быть пагубно для государства", -заявил он. Далее он сказал: "Я надеюсь, господа, что при рассмотрении проектов, представленных в Государственный совет, вы убедитесь, что всё, что можно было сделать для ограждения выгод помещиков, - сделано". Однако члены Государственного совета сочли необходимым ввести новое дополнение к проекту в пользу помещиков. По предложению крупного землевладельца князя П.П. Гагарина был внесен
пункт о праве помещиков предоставлять крестьянам (правда, по соглашению с ними) сразу в собственность бесплатно ("в дар") четверть
надела. Предполагалось, что перспектива получения бесплатного, хотя и мизерного надела при ликвидации сразу всех обязательств перед помещиком привлечет крестьян, а самому помещику даст возможность сохранить в своих руках максимум земельных угодий и обеспечит его дешевой рабочей силой.
16 февраля 1861 г. в Государственном совете было завершено обсуждение проекта "Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости". Подписание "Положений" было приурочено к 19 февраля - 6-й годовщине восшествия Александра II на престол. Одновременно им был подписан и Манифест, возвещавший об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Первоначальный его текст был составлен Н.А. Милютиным и Ю.Ф. Самариным, но по повелению царя он был переделан московским митрополитом Филаретом: он должен был придать Манифесту форму, призванную воздействовать на религиозные чувства крестьян. Манифест проводил идею "добровольности" и "жертвенности" дворянства (от которого якобы исходила инициатива освобождения крестьян), навстречу пожеланиям которого пошел государь. Манифест призывал крестьян к "спокойствию и благоразумию", к неукоснительному выполнению установленных законом повинностей.
В тот же день, 19 февраля, был учрежден Главный комитет "об устройстве сельского состояния" под председательством великого князя Константина Николаевича. Он заменил собой Главный комитет "по крестьянскому делу" и был призван осуществлять высшее наблюдение за введением в действие "Положений" 19 февраля 1861 г., рассматривать проекты законов в дополнение и развитие этих "Положений", изменение правового и поземельного положения других категорий крестьян (удельных и государственных), решения ряда спорных и административных дел. На местах были учреждены губернские по крестьянским делам присутствия.
Правительство прекрасно понимало, что подготовленный закон не удовлетворит крестьян, поэтому приняло ряд чрезвычайных мер для подавления крестьянских восстаний, которые могли вспыхнуть в ответ на "даруемую волю". Заранее были составлены подробные инструкции и предписания о дислокации и действиях войск на случай крестьянских "беспорядков". В течение декабря 1860 г. - января 1861 г. проходили секретные совещания военного министра, министра внутренних дел и министра двора, военного генерал-губернатора Петербурга и начальника III отделения, на них обсуждались меры по охране правительственных зданий и царских дворцов во время объявления Манифеста о "воле". Приходскому духовенству разослано было предписание от Синода, чтобы оно в своих проповедях убеждало крестьян сохранять спокойствие и повиновение властям.
С необходимым количеством экземпляров Манифеста и "Положений" после подписания их царем и опубликования в печати в губернии были отправлены флигель-адъютанты царской свиты, на которых возлагалась обязанность объявления "воли". Они наделялись широкими полномочиями для подавления возможных крестьянских "беспорядков". В подчинение флигель-адъютантам переходили все местные власти и дислоцированные в губерниях войска.
Подготовка к обнародованию "воли" потребовала две недели. Обнародование проходило в течение месяца - с 5 марта (в Петербурге и Москве) по 2 апреля (на местах).

Дополнительно по данной категории

12.02.2015 - Культовые изделия ковки
19.07.2014 - Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия в Башкортостане
10.06.2014 - Строительство Азовского флота
07.03.2014 - Древнегреческая система образования
15.02.2014 - Новая Усмань - поселок со старинной историей
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
Секретный код:
Секретный код
Повторить:

Поиск по сайту

Поиск

Авторизация


Добро пожаловать,
Аноним

Регистрация или входРегистрация или вход
Потеряли пароль?Потеряли пароль?

Ник:
Пароль:


Содержание:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Правообладателям
Образование