Читайте также

Главная  Лучшие    Популярные   Список   Добавить
Статьи » История

Демократические кружки второй половины 20х годов

История Разгром декабристов и последовавшие за этим репрессивные меры Правительства Николая I бесспорно значительно ослабили освободительное движение среди передовой интеллигенции России, но не заглушили мысль. Осмыслению подвергались главным образом три проблемы: уроки декабристов, их сильные и слабые стороны, причины поражения; новейшие теории западноевропейских философов, социалистов, экономистов (Гегеля, Фихте, Канта, Сен-Симона, Фурье и др.); историческая судьба России — ее прошлое, настоящее и будущее.

Так как при Николае I было категорически запрещено публичное обсуждение любых социально-политических вопросов (сам император предпочитал обсуждать их исключительно в создаваемых им же секретных комитетах), то споры проходили в неформальной обстановке. Относительно свободное обсуждение таких вопросов велось и в дворянских домах, и в кабинетах профессоров, и даже в аристократических салонах. Но, конечно, наиболее радикальная, наиболее оппозиционная господствующим (правительственным) точкам зрения постановка острых вопросов наблюдалась в демократических кружках, которые во второй четверти XIX в. создавались в Москве, Петербурге, а также в крупных провинциальных центрах. Эти кружки в значительной своей части состояли из учащейся, главным образом студенческой, молодежи, в том числе и из разночинцев.
Как правило, такие кружки не доходили до организационного упорядочения, не были откровенно нелегальными, не имели четкой позитивной программы действий, а возникали совершенно стихийно вокруг своеобразных лидеров, по своим умственным, деловым, волевым качествам способных руководить, сплачивать, выдвигать ценные идеи для коллек-1ИВНОГО обсуждения.
Кружок студентов Критских. Лучшие представители оппозиционно настроенной части студенчества рассматривали себя прямыми продолжа-iелями дела декабристов. Именно так понимала свое назначение и группа молодежи, объединившаяся вокруг трех братьев Критских (Петра, Михаила и Василия), сыновей мелкого чиновника, воспитанников Московского университета. Кроме 6 участников этого кружка, к следствию по обвине-
нию в «вольномыслии» было привлечено еще 13 лиц, знакомых с Критскими.
Кружок начал складываться в 1826 г. под непосредственным впечатлением от казни декабристов. Большое влияние на формирование радикальных взглядов братьев Критских оказала свободолюбивая поэзия Пушкина и Рылеева. Кружок Критских воспринял политическую программу декабристов, поставив своей целью «изыскивать средства для преобразования государства, ввести конституционное правление». В кружке велись разговоры о необходимости цареубийства и вооруженного переворота, но в отличие от декабристов осуществить свои замыслы они предполагали лишь при активном участии народа. Участники кружка обсуждали планы создания типографии для печатания листовок с обращением к народу, выдвигалась идея создания нелегального журнала. Однако в результате провокации и крайней опрометчивости действий его участников кружок был разгромлен в самом начале своей деятельности.
Расправа, учиненная над участниками кружка Критских, не «образумила» студентов Московского университета, он все больше становился тем идейным центром, к которому устремлялись со всех сторон молодые силы России. В то время роль Московского университета в формировании оппозиционных настроений в студенческой среде страны была особенно велика.
«Литературное общество 11-го кумера». Свое название кружок получил по номеру комнаты студенческого общежития Московского университета, в которой был поселен казеннокоштный студент Виссарион Григорьевич Белинский, будущий выдающийся критик и публицист.
Белинский родился в 1811 г. в крепости Свеаборг (близ Гельсингфорса) в семье военного врача, ставшего по выходе в отставку уездным лекарем в г.Чембаре Пензенской губернии. Белинский окончил там народное училище, затем поступил в Пензенскую мужскую гимназию. Но полного курса не окончил, и в J 829 г. он был зачислен на словесное отделение философского факультета Московского университета (все 3 года учебы числился на 1-м курсе, так как много болел, а также увлеченный литературой и театром пренебрегал занятиями). В университете вокруг Белинского в 1830 г. сложился кружок («Литературное общество 11-го нумера»), большинство участников которого были такие же, как и он, разночинцы, выходцы из среды сельского духовенст ва и мелкого служилого люда. Члены кружка увлекались историей, философией и особенно литературой. Их советы и критика помогали Белинскому при работе над драмой «Дмитрий Калинин», которая носила резкий антикрепостнический характер. Запрет Московским цензурным комитетом этой пьесы стал одной из причин его
исключения из университета в 1832 г. (формально — «по слабому здоровью» и «по ограниченности способностей»), К тому же Белинский давно был на плохом счету у университетского начальства как инициатор ряда студенческих протестов. После его ухода из университета кружок распался.
Сунгуровское общество. Основателем нового студенческого кружка весной 1831 г. стал Н.П.Сунгуров, бывший воспитанник Московского университета. Кружок был довольно многочисленным (жандармы арестовали по этому делу 26 человек) — студенты, мелкие чиновники и офицеры. По своему характеру это был кружок близких друзей (Ф.П.Гуров, Я.И.Костенецкий, П.А.Антонович, А.Кноблох и др.), связанных единством мировоззрения, общей ненавистью к самодержавию и крепостничеству.
Характерно, что участники кружка рассматривали себя непосредственными преемниками дела декабристов, а сам Сунгуров даже выдавал себя за члена неразгромленной декабристской организации. Целью своей кружок ставил «введение в России конституции». Он обсуждал планы подготовки революционного переворота, для успеха которого необходимо захватить артиллерию, вооружить народ и поднять его на восстание. Восстание должно было завершиться рассылкой воззваний в разные города России с разъяснением его целей и призывом выслать народных представителей в Москву для разработки конституции. Однако деятельность общества Сунгурова была в самом начале пресечена жандармами арестом всех участников.
Студенческий кружок А.И.Герцена и Н.П.Огарева. Кружок сложился осенью 1831 г. из студентов Московского университета. Ядро кружка составили ближайшие друзья Герцена и Огарева — Н.И. Сазонов, Н.М.Сатин, А.Н.Савич, братья В.В. и Д.В.Пассеки, Н.Х.Кетчер и А.К.Лахтин. На собраниях кружка (главным образом в доме Огарева) обсуждение политических проблем чередовалось с дружескими пирушками, пением песен Беранже, декламацией запрещенных стихов А.С.Пушкина и К.Ф.Рылеева. Своеобразным вызовом обществу было и поведение членов кружка. Огарев и Соколовский пели на улице «Марсельезу», а Оболенский и Сатин читали «пасквильные стихи». Однако за юношеской бравадой скрывалось преклонение перед декабристами, «ненависть к всякому насилию, к всякому политическому произволу» (Герцен). В кружке читались и распространялись запрещенные цензурой произведения декабристов, труды западноевропейских философов и политических деятелей, исследования по истории Великой французской революции.
В 1832 г. Герцен, Огарев и их друзья провели сбор средств в пользу лиц, осужденных по Сунгуровскому делу. С конца 1832 г. основное вни-
мание членов кружка сосредоточилось на изучении трудов французского социалиста Сен-Симона и его последователей. В это же время возник замысел издания своего альманаха, однако, рукопись не была пропущена цензурой. В 1834 г. Герцен, Огарев, Сатин и Лахтин были арестованы по «Делу о лицах, певших в Москве пасквильные песни» и после 9-месячного заключения по Высочайшему повелению сосланы на службу в отдаленные губернии. Кружок прекратил существование.
Кружок Н.В.Станкевича. Кружок окончательно сложился к 1833 г. В него входили Я.М.Нестеров, М.А.Бакунин, В.Г.Белинский, К.С.Аксаков. Т.Н.Грановский, И.П.Клюшников, С.М.Строев и др. По своей политической направленности это был довольно умеренный кружок. Больше всего внимания в нем уделялось изучению философских систем — Шеллинга, Канта, Фихте и особенно Гегеля, который был кумиром кружка. В нем шла большая теоретическая работа, поиски идейных основ жизни и деятельности. Философские искания в кружке Станкевича носили необычайно острый, страстный характер, что нередко приводило к серьезным размолвкам. Сам Станкевич, не принимая русской действительности, решительно отвергал и революционный путь ее изменения, считая единственно возможным путь нравственного перевоспитания народа, мирного просветительства. После отъезда Станкевича за границу осенью 1837 г. кружок прекратил свое существование.
Петрашевцы. Во второй половине 1840-х годов самым выдающимся и знаменитым кружком стал кружок, основанный Михаилом Васильевичем Буташевич-Петрашевским. Он родился в 1821 г. в среднепоместной дворянской семье. Его отец был крупным врачом, лечившим царских сановников. После окончания в 1839 г. Царскосельского лицея, где уже проявились его оппозиционные взгляды (за что, кстати сказать, его выпустили из учебного заведения с самым низким чином — коллежского регистратора), он в 1840 г. был принят на службу в Министерство иностранных дел переводчиком. Одновременно Петрашевский стал посещать вольнослушателем лекции на юридическом факультете Петербургского университета, который окончил в 1841 г. экстерном со степенью кандидата. Таким образом, это был хорошо образованный по тому времени человек, имевший за плечами два высших учебных заведения.
1840-1843 гг. заняты интенсивной умственной деятельностью. Очевидно, именно в эти годы он хорошо изучил труды французских социалистов Сен-Симона и Фурье, английского социалиста Р.Оуэна, а также книги немецкого философа-материалиста Л.Фейербаха. Петрашевскому удалось составить замечательную библиотеку из трудов социалистов и демократов. Произведения Сен-Симона и особенно Фурье буквально захватили его во-
ображение и, прежде всего, их обоснование идеалов социализма (общественная собственность, коллективный труд, справедливое распределение доходов, социальное равенство всех членов общества и т.п.), а также их резкая и остроумная критика феодальных и буржуазных систем и нарисованные ими картины свободного труда в будущих больших коммунах (фалангах).
Материалист и социалист по убеждениям, Петрашевский решил посвятить себя «служению человечеству и стремлению ко всеобщему благу». С большой энергией и целеустремленностью он начинает вести пропаганду социалистических идей среди столичного чиновничества, офицерства, студенчества. К 1844 г. вокруг Петрашевского образовался определенный круг лиц, среди которых литераторы М.Е.Салтыков,- В.А.Энгельсон, А.П.Баласогло, А.В.Ханыков, В.А.Милютин и ряд других представителей передовой интеллигенции, объединенных общностью убеждений, остпой заинтересованностью в осмыслении коренных проблем российской действительности, поисками способов их разрешения.
Постоянные же собрания относительно большой группы участников начались с осени 1845 г. Очевидно, с самого начала они приняли просветительский и социалистический характер. Петрашевский активно пропагандировал там принципы учений западноевропейских социалистов, особенно Фурье. Собрания происходили в квартире Петрашевского. Начинались они довольно поздно — после 9-10 часов вечера и заканчивались глубокой ночью. Хозяин отличался радушием и хлебосольством. Лакеев и официантов за ужином не полагалось, и гости сами себя обслуживали. Такой демократизм создавал непринужденную и дружескую обстановку для бесед, в миниатюре за ужином образовывалась как бы столовая фурьер-ского фаланстера.
Среди посетителей квартиры Петрашевского, кроме названных выше, можно было видеть В.Н.Майкова, Р.Р.Штрадмана, Ф.М.Достоевского, А.Н.Плещеева, Аполлона Григорьева и др. В 1844-1847 гг. на собраниях Петрашевского бывало до 20-30 человек. Это не было тайное политическое общество, сами собрания были в то время неорганизованны и неупо-рядочены, однако, разговоры зачастую носили оппозиционный к существующему режиму характер.
В это же время петрашевцы предприняли и ряд практических шагов. Показателем степени зрелости теоретических взглядов членов этого кружка и их стремления перейти к широкой политической пропаганде было их участие в энциклопедическом справочнике «Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка». Словарь был задуман в 1844 г. второстепенным литератором и книгоиздателем Н.С. Кириловым,
артиллерийским штабс-капитаном, научно-образовательный уровень которого не был, видимо, достаточно высок, и поэтому реальным руководителем, научным редактором и автором основных статей первого тома (выпуска) словаря стал В.Н.Майкоз. Его статьи — «Авторитет», «Анархия», «Деспотизм» и «Демократия» и многие другие содержали весьма радикальные социально-политические и философские суждения. Первый выпуск словаря состоялся в 1845 г., и тогда же началась подготовка второго выпуска, главным редактором и автором большинства его статей явился Петрашевский. Статьи этого тома — «Натуральное состояние», «Овенизм», «Органическая эпоха», «Обскурантизм», «нация», «Оппозиция» и др. — представляли собой откровенную пропаганду социалистических идей, смелую критику современного социально-политического устройства России, критику самодержавия и крепостничества. Второй выпуск словаря был опубликован в 1846 г. Около 400 его экземпляров разошлось немедленно (общий тираж был 2000). И только тогда влас:и спохватились и приостановили продажу этой книги. Однако эта история, как ни странно, совершенно не коснулась первого выпуска, и он до 1849 г. свободно продавался и распространялся по России. Выход двух первых выпусков словаря был воспринят современниками как чудо. В них, хотя и в иносказательной форме, настойчиво проводилась главная мысль — необходимость для России ликвидации самодержавия и крепостничества. Издание словаря явилось важнейшим практическим делом петрашевцев.
Другим практическим делом стало создание библиотеки с подбором книг исключительно определенного направления и главным образом иностранных изданий. По предложению самого Петрашевского, она стала собираться основательно, по-видимому, с 1845 г. Была устроена среди членов кружка складчина (от 15 до 30 руб. серебром), и Петрашевский через знакомых книгопродавцев стал выписывать массу зарубежной книжной продукции. Больше всего книг приобреталось по истории социалистических учений, по истории революционного движения и борьбы за политические свободы, по вопросам политической экономии. Преобладали сочинения Фурье, Луи Блана, Сен-Симона, Прудона, А.Смита, Сисмонди и т.п. Эти книги читались почти всеми участниками кружка Петрашевского.
В зиму 1847-1848 гг. на «пятницах» Петрашевского стало появляться довольно много народу. Помимо прежних посетителей постоянными участниками вечеров стали Н.А.Спешнев, С.Ф.Дуров, А.И.Пальм, братья Де-бу, П.А.Кузьмин и др. Из числа названных лиц Н.А.Спешнев, выходец из богатой помещичьей семьи, только что вернувшийся из-за границы, сыграет особенно значительную роль в истории кружка.
Революционные события в Европе 1848 г. еще более возбудили интерес передовой молодежи к социалистическим учениям, «старейшим пропагатором» которык в России называл себя Петрашевский. Почти еженедельно, по пятницам, происходят на квартире Петрашевского многолюдные и острые дискуссии. С осени 1848 г. по предложению руководителя кружка выступления по пятницам заранее намечаются и готовятся. Спешнев предложил выбирать на каждом заседании председателя, который бы давал слово выступающим и следил за порядком, пользуясь колокольчиком. Докладчику задавали вопросы, а затем происходило обсуждение (впоследствии следователь особенно упорно задавал всем арестованным петрашевцам вопрос: «Был ли колокольчик?»).
Темы, выносимые на публичное обсуждение, были весьма острые и актуальные: о крепостном праве, о гласном судопроизводстве, о свободе книгопечатания, о политическом устройстве России, о современных общественно-политических учениях, вопросы религии, социалистическая система Фурье.
Кульминационная вершина всех собраний у Петрашевского — «пятница» 1 апреля 1849 г., на которой наиболее остро обсуждался вопрос о положении крепостных крестьян. С большой речью выступил В.А.Головинский (молодой правовед, чиновник Министерства юстиции). На первое место он поставил освобождение крепостных, которое возможно двумя путями: первый — освобождение крестьян с землей и без выкупа должно совершаться правительством с ущемлением прав помещиков и с применением в случае нужды военной силы; второй — крестьяне сами должны освободить себя, в переходный период может быть установлена власть революционной диктатуры. Таким образом, впервые при правлении Николая I в публичном собрании прозвучала политическая угроза: «Немедленно освобождайте крестьян с землею и без выкупа, иначе они сами себя освободят!»
Вокруг кружка Петрашевского образовалось немало более частных кружков. Таковыми были кружки В.Н.Майкова-В.А.Милютина, С.Ф.Дурова-А.И.Пальма, Н.А.Момбелли, А.Н.Плещеева, Н.С.Кашкина. Если в кружке Кашкина особый интерес участников вызывали проблемы философские, политэкономия и социалистические учения, то собрания по субботам у Дурова, начавшиеся с марта 1849 г., объединяют преимущественно литераторов, в числе которых был и Ф.М.Достоевский.
Весьма колоритной фигурой среди петрашевцев был Н.А.Спешнев, который с 1847 г. стал посещать кружок Петрашевского, а затем вечера у Дурова-Пальма, Плещеева, Кашкина. Это был представитель крайне левого, экстремистского крыла петрашевцев. Он явился сторонником создания
тайного революционного общества, ратовал за немедленное освобождение крепостных крестьян, считал, что преобразования в России можно осуществить лишь революционным путем, то есть всероссийским восстанием. Однако его идеи разделяли лишь немногие. Основная часть петрашевцев стояла на позиции умеренных либеральных демократов. Они учитывали трагический опыт декабристов и осуждали узкокружковую политическую борьбу, авантюрные революционные акции без опоры на народ, который в свою очередь крайне нуждался в просвещении и образованности.
Подавляющее большинство петрашевцев в соответствии со своими демократическими идеалами отвергало самодержавный строй. К личности императора Николая I было тоже весьма отрицательное отношение. Были даже предложения о цареубийстве. Однако более спокойные участники кружков ограничивались планом немедленной изоляции — при народном восстании — всей правящей верхушки. Пафос радикальной социально-политической деятельности приобретал у петрашевцев международный характер: они мечтали о союзах в борьбе за освобождение народов Кавказа, Сибири, поляков, украинцев, финнов и других народов. Продолжая традицию декабристов, петрашевцы выдвигали республиканский идеал политического устройства России, допуская как временное, переходное состояние конституционную монархию. Будущая республика мыслилась ими как федерация автономных и самоуправляющих общин при равенстве всех народов, населяющих Российскую империю. Радикальное крыло петрашевцев мыслило эту республику без сословий. Основную форму своей практической деятельности петрашевцы видели в широкой пропаганде и распространении социалистических идей в обществе и народе.
Из всех учений социализма петрашевцы признавали лучшим и истинным учение Шарля Фурье. Социалиш в целом рассматривался ими как конечный результат современного философского мышления, как «реакция духа человеческого». Мысль Фурье о естественных правах человека была глубоко созвучна петрашевцам, искавшим в социальных учениях Запада решение насущных вопросов русской жизни.
Не случайно, последним значительным действием петрашевцев был обед, устроенный 7 апреля 1849 г. кружком Кашкина по случаю дня рождения Фурье. Выступивший на обеде Петрашевский сказал: «Мы осудили на смерть настоящий быт общественный, надо приговор наш исполнить».
Однако петрашевцы не успели реализовать свои замыслы. Об их деятельности систематически доносил провокагор Антонелли. 22 апреля 1849 г. начались аресты, а на другой день Николай I назначил «Секретную следственную комиссию». По подозрению в принадлежности к кружку Петрашевского в списки комиссии бы.••о занесено 252 человека, к следст-
вию привлечено 122, военному суду предано 28 человек. «Заговор идей» — так была определена комиссией деятельность петрашевцев, которая расценивалась как опаснейшее государственное преступление. ?У человек был приговорен к смерти. И хотя смертный приговор был «милостиво» заменен в последний момент Николаем I каторгой и ссылкой, царь не отказал себе в удовольствии подвергнуть осужденных трагическому фарсу приведения приговора в исполнение. Расстрел был публично инсценирован 22 декабря на Семеновской площади столицы, куда осужденные были привезены из Петропавловской крепости. Они пережили весь ужас предстоящей казни.

Дополнительно по данной категории

12.02.2015 - Культовые изделия ковки
19.07.2014 - Восточная экономико-юридическая гуманитарная академия в Башкортостане
10.06.2014 - Строительство Азовского флота
07.03.2014 - Древнегреческая система образования
15.02.2014 - Новая Усмань - поселок со старинной историей
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
Секретный код:
Секретный код
Повторить:

Поиск по сайту

Поиск

Авторизация


Добро пожаловать,
Аноним

Регистрация или входРегистрация или вход
Потеряли пароль?Потеряли пароль?

Ник:
Пароль:


Содержание:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Правообладателям
Образование