Читайте также

Главная  Лучшие    Популярные   Список   Добавить
Статьи » Литература » Зарубежная

Этапы развития реализма XIX века.

Зарубежная Формирование критического реализма происходит в европейских странах и в России практически в одно и то же время – в 20 – 40-е годы XIX века. В литературах мира он становится ведущим направлением.
Правда, это одновременно означает, что литературный процесс этого периода несводим только в реалистической системе. И в европейских литературах, и – в особенности – в литературе США в полной мере продолжается деятельность писателей-романтиков: де Виньи, Гюго, Ирвинга, По и др. Таким образом, развитие литературного процесса идет во многом через взаимодействие сосуществующих эстетических систем, и характеристика как национальных литератур, так и творчества отдельных писателей предполагает обязательный учет этого обстоятельства.

Говоря о том, что с 30 – 40-х годов ведущее место в литературе занимают писатели-реалисты, невозможно не отметить, что сам реализм оказывается не застывшей системой, а явлением, находящимся в постоянном развитии. Уже в пределах XIX века возникает необходимость говорить о «разных реализмах», о том, что Мериме, Бальзак и Флобер в равной мере отвечали на основные исторические вопросы, которые им подсказывала эпоха, и в то же время их произведения отличаются и различным содержанием и своеобразием формы.
В 1830 – 1840-х годы в творчестве европейских писателей (прежде всего – Бальзака) проявляются наиболее примечательные черты реализма как литературного направления, дающего многогранную картину действительности, стремящегося к аналитическому исследованию действительности.
Литература 1830 – 1840-х годов питалась во многом утверждениями о привлекательности самого века. Любовь к XIX веку разделяли, например, Стендаль и Бальзак, не перестававшие удивляться его динамизму, многообразию и неисчерпаемо энергии. Отсюда и герои первого этапа реализма – деятельные, с изобретательным умом, не боявшиеся столкновения с неблагоприятными обстоятельствами. Эти герои во многом были связаны с героической эпохой Наполеона, хотя воспринимали двуликость его, вырабатывали стратегию своего личного и общественного поведения. Скотт и его историзмом вдохновляет героев Стендаля на поиски своего места с жизни и истории путем ошибок и заблуждений. Шекспир заставляет Бальзака сказать о романе «Отец Горио» словами великого англичанина «Все – правда» и увидеть в судьбе современного буржуа отголоски суровой судьбы короля Лира.
Реалисты второй половины XIX века будут упрекать своих предшественников в «остаточном романтизме». С подобным упреком трудно не согласиться. Действительно, романтическая традиция весьма ощутимо представлена в творческих системах Бальзака, Стендаля, Мериме. Не случайно Сент-Бев называл Стендаля «последним гусаром романтизма». Черты романтизма обнаруживаются
– в культе экзотики (новеллы Мериме типа «Маттео Фальконе», «Кармен», «Таманго» и др.);
– в пристрастии писателей к изображению ярких индивидуальностей и исключительных по своей силе страстей (роман Стендаля «Красное и черное или новелла «Ванина Ванини»);
– в пристрастии к авантюрным сюжетам и использованию элементов фантастики (роман Бальзака «Шагреневая кожа» или новелла Мериме «Венера Ильская»);
– в стремлении четко разделить героев на отрицательных и положительных – носителей авторских идеалов (романы Диккенса).
Таким образом, между реализмом первого периода и романтизмом существует сложная «родственная» связь, проявляющаяся, в частности, в наследовании характерных для романтического искусства приемов и даже отдельных тем и мотивов (тема утраченных иллюзий, мотив разочарования и т.п.).
В отечественной историко-литературной науке «революционные события 1848 года и последовавшие за ними важные изменения в социально-политической и культурной жизни буржуазного общества» принято считать тем, что делит «реализм зарубежных стран XIX века на два этапа – реализм первой и второй половины XIX века» («История зарубежной литературы XIX века / Под ред Елизаровой М.Е. – М., 1964). В 1848 году народные выступления превратились в серию революций, прокатившихся по всей Европе (Франция, Италия, Германия, Австрия и др.). Эти революции, а также беспорядки в Бельгии и Англии проходили по «французскому образцу», как демократические протесты против классово-привилегированного и не отвечающего потребностям времени правления, а также под лозунгами социальных и демократических реформ. В целом 1848 год ознаменовал единый огромный переворот в Европе. Правда, в результате его повсюду к власти пришли умеренные либералы или консерваторы, кое-где даже установилась более жестокая авторитарная власть.
Это вызвало всеобщее разочарование в результатах революций, и, как следствие этого, пессимистические настроения. Многие представители интеллигенции разочаровались в массовых движениях, активных выступлениях народа на классовой основе и перенесли свои основные усилия в частный мир личности и личностных отношений. Тем самым общий интерес был направлен на отдельную личность, важную саму по себе, и лишь во вторую очередь – на взаимоотношения ее с другими личностями и окружающим миром.
Вторая половина XIX века традиционно считается «триумфом реализма». К этому времени реализм в полный голос заявляет о себе в литературе не только Франции и Англии, но и ряда других стран – Германии (поздний Гейне, Раабе, Шторм, Фонтане), России («натуральная школа», Тургенев, Гончаров, Островский, Толстой, Достоевский), и т.п.
В то же время с 50-х годов начинается новый этап в развитии реализма, который предполагает новый подход к изображению и героя и окружающего его общества. Социальная, политическая и нравственная атмосфера второй половины XIX века «повернула» писателей в сторону анализа человека, которого трудно назвать героем, но в судьбе и характере которого преломляются основные приметы эпохи, выраженные не в крупном деянии, значительном поступке или страсти, спрессованно- интенсивно передающих глобальные сдвиги времени, не в масштабном (как в социальном, так и психологическом) противостоянии и конфликте, не в доведенной до предела типичности, часто граничащей к исключительностью, а в будничной, обыденной каждодневной жизни. Писатели, начавшие работать в это время, как и те, кто вошел в литературу раньше, но творил в указанный период, например, Диккенс или Теккерей, безусловно, ориентировались уже на иную концепцию личности, которая не воспринималась и не воспроизводилась ими как продукт прямой взаимосвязи социального и психолого-биологического начал и жестко понимаемых детерминат. В романе Теккерея «Ньюкомбы» акцентируется специфика «человековедения» в реализме этого периода – необходимость понимания и аналитического воспроизведения разнонаправленных тонких душевных движений и непрямолинейных, не всегда проявленных социальных связей: «Трудно даже представить себе, сколько разных причин определяет каждый наш поступок или пристрастие, как часто, анализируя свои побуждения, я принимал одно за другое…». Эта фраза Теккерея передает, пожалуй, главную особенность реализма эпохи: все сосредоточивается на изображении человека и характера, а не обстоятельств. Хотя последние, как и должно в реалистической литературе «не исчезают», но их взаимодействие с характером приобретает иное качество, связанное с тем, что обстоятельства перестают быть самостоятельными, они все более и более характерологизируются; их социологическая функция теперь более имплицитна, чем это было у того же Бальзака или Стендаля.
Из-за изменившейся концепции личности и «человекоцентризма» всей художественной системы (причем «человек – центр» вовсе не обязательно был положительным героем, побеждающим социальные обстоятельства или гибнущим – морально или физически – в борьбе с ними) может создаться впечатление, будто писатели второй половины века отказались от основного принципа реалистической литературы: диалектического понимания и изображения взаимосвязей характера и обстоятельств и следования принципу социально – психологического детерминизма. Тем более, что у некоторых наиболее ярких реалистов этого времени – Флобера, Дж. Элиот, Троллота – в том случае, когда говорится об окружающем героя мира, появляется термин «среда», нередко воспринимаемый более статично, чем понятие «обстоятельства».
Анализ произведений Флобера и Дж. Элиот убеждает в том, что эта «застолбленность» среды нужна художникам прежде всего для того, чтобы описание окружающей героя обстановки было более пластичным. Среда нередко повествовательно существует во внутреннем мире героя и через него, приобретая иной характер обобщения: не плакатно-социологизированный, а психологизированный. Это создает атмосферу большей объективности воспроизводимого. Во всяком случае с точки зрения читателя, который больше доверяет такому объективированному повествованию об эпохе, так как воспринимает героя произведения близким себе человеком, таким же, как он сам.
Писатели указанного периода нисколько не забывают еще об одной эстетической обстановке критического реализма – объективности воспроизводимого. Как известно, Бальзак был настолько озабочен этой объективностью, что искал способы сближения литературного знания (понимания) и научного. Эта идея пришлась по душе многим реалистам второй половины века. К примеру, Элиот и Флобер много размышляли об использовании литературой научных, а значит, как им казалось, объективных приемов анализа. Особенно много об этом думал Флобер, который понимал объективность как синоним бесстрастности и беспристрастности. Однако это было веяние всего реализма эпохи. Тем более, что творчество реалистов второй половины XIX века пришлось на период взлета в развитии естественных наук и расцвета экспериментаторства.
В истории науки это был важный период. Бурно развивалась биология (в 1859 году была опубликована книга Ч.Дарвина «Происхождение видов»), физиология, происходило становление психологии как науки. Широкое распространение получила философия позитивизма О. Конта, сыгравшая позднее важную роль в развитии натуралистической эстетики и художественной практики. Именно в эти годы предпринимаются попытки создать систему психологического понимания человека.
Однако, и на этом этапе развития литературы характер героя не мыслится писателем вне социального анализа, хотя последний приобретает несколько иную эстетическую сущность, отличную от той, которая была свойственная Бальзаку и Стендалю. Безусловно, что в романах Флобера. Элиот, Фонтане и некоторых других бросается в глаза «новый уровень изображения внутреннего мира человека, качественно новое мастерство психологического анализа, заключающееся в глубочайшем раскрытии сложности и непредвиденности человеческих реакций на действительность, мотивов и причин человеческой деятельности» (История всемирной литературы. Т.7. – М.,1990).
Очевидно, что писатели этой эпохи резко изменили направление творчества и повели литературу (и роман в частности) в сторону углубленного психологизма, а в формуле «социально-психологический детерминизм» социальное и психологическое как бы поменялось местами. Именно в этом направлении сконцентрированы основные достижения литературы: писатели начали не просто рисовать сложный внутренний мир литературного героя, а воспроизводить хорошо отлаженную, продуманную психологическую «модель характера», в ней и в ее функционировании художественно соединяя психолого-аналитическое и социально-аналитическое. Писатели обновили и оживили принцип психологической детали, ввели диалог с глубоким психологическим подтекстом, нашли повествовательные приемы для передачи «переходных», противоречивых духовных движений, которые ранее были недоступны литературе.
Это вовсе не означает, что реалистическая литература отказалась от социального анализа: социальная основа воспроизводимой реальности и реконструируемого характера не исчезла, хотя и не довлела над характером и обстоятельствами. Именно благодаря писателям второй половины XIX века литература стала находить непрямые способы социального анализа, в этом смысле продолжив серию открытий, сделанных писателями предшествующих периодов.
Флобер, Элиот, братья Гонкуры и др. «научили» литературу выходить на социальное и то, что свойственно эпохе, характеризует ее социальные, политические, исторические и нравственные начала, через обыденное и повседневное существование ординарного человека. Социальная типизация у писателей второй половины века – типизация «массовидности, повторяемости» (История всемирной литературы. Т.7. – М.,1990). Она не столь ярка и очевидна, как у представителей классического критического реализма 1830 – 1840 -х годов и чаще всего проявляется через «параболу психологизма», когда погружение во внутренний мир персонажа позволяет в конечном счете погрузиться в эпоху, в историческое время, каким его видит писатель. Эмоции, чувства, настроения носят не надвременной, а конкретно-исторический характер, хотя аналитическому воспроизведению подвергается прежде всего обыденное повседневное существование, а не мир титанических страстей. При этом писателями нередко даже абсолютизировались серость и убогость жизни, тривиальность материала, негероичность времени и персонажа. Именно поэтому, с одной стороны, это был период антиромантический, с другой – период тяги к романтическому. Такой парадокс, например, характерен для Флобера, Гонкуров, Бодлера.
Есть и еще один важные момент, связанный с абсолютизацией несовершенства человеческой природы и рабской подчиненности обстоятельствам: нередко писатели воспринимали негативные явления эпохи как данность, как нечто непреодолимое, а то и трагически роковое. Поэтому в творчестве реалистов второй половины XIX века так сложно выражено положительное начало: проблема будущего их интересует мало, они находятся «здесь и сейчас», в своем времени, осмысливая его предельно нелицеприятно, как эпоху, если и достойную анализа, то критического.
Как уже отмечалось ранее, критический реализм является литературным направлением мирового масштаба. Примечательное чертой реализма становится также то, что он имеет длительную историю. В конце XIX и в XX веках всемирную известность получило творчество таких писателей как Р.Роллан, Д.Голусорси, Б.Шоу, Э.М.Ремарк, Т.Драйзер и другие. Реализм продолжает свое существование вплоть до настоящего времени, оставаясь важнейшей формой мировой демократической культуры.

Дополнительно по данной категории

10.11.2009 - Повесть Флобера «Простая душа».
10.11.2009 - Роман «Госпожа Бовари».
10.11.2009 - Мировосприятие и эстетическая позиция Флобера.
10.11.2009 - Жизненный путь Флобера и основные этапы его творчества
10.11.2009 - Особенности развития французской литературы после 1848 года.
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
Секретный код:
Секретный код
Повторить:

Поиск по сайту

Поиск

Авторизация


Добро пожаловать,
Аноним

Регистрация или входРегистрация или вход
Потеряли пароль?Потеряли пароль?

Ник:
Пароль:


Содержание:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Правообладателям
Образование