Читайте также

Главная  Лучшие    Популярные   Список   Добавить
Статьи » Литература » Зарубежная

Творчество Диккенса в 30-40-е годы. «Посмертные записки Пиквикского клуба».

Зарубежная Уже в очерках и рассказах, написанных Диккенсом в 1834– 1835-ом годах и вышедших впоследствии в сборнике «Очерки Боза», молодой писатель обнаруживает изумительное мастерство комедийного раскрытия быта и нравов. Он рисует необычные положения и забавных чудаков, добродушно смеется над их ограниченностью. Здесь проявляется необыкновенная наблюдательность очеркиста и неистощимый запас остроумия писателя, его мастерство речевой характеристики.

«Очерки Боза» подготовили создание первого крупного произведения Диккенса, обеспечившего ему всенародную популярность – «Посмертных записок Пиквикского клуба», комической эпопеи, занимающей особое место во всем творческом наследии писателя.
«Посмертные записки Пиквикского клуба» – роман, хотя он и построен на материалах бытописательного очерка. Вначале Диккенс должен был сделать подписи к рисункам знаменитого художника Роберта Сеймура. Однако он убедил издателей обратить внимание на его собственный замысел, связанный с характером мистера Пиквика. Как признавался Диккенс позднее, «Посмертные записки Пиквикского клуба» были задуманы им для того, чтобы ввести забавные характеры и ситуации. «Не было определенной сюжетной основы, ориентированной на имеющиеся наброски; сама механика клуба, также выдуманная для придания сюжету стройности, постепенно исчезала по мере того, как воплощался творческий замысел». Произведение было начато как свободная импровизация. Позднее оно превратилось в правдивый роман о современной писателю жизни. Картины, нарисованные в нем, весьма своеобразны, как своеобразен метод реалистического воссоздания действительности.
Сюжет «Записок» построен Диккенсом по образцу популярной в первой трети XIX века комической «спортивной» повести: пожилой джентльмен мистер Пиквик, шутливо выдаваемый автором за ученого, отправляется в «научное» путешествие по Англии. Его сопровождают друзья – Уинкль, Тапмен и Снодграсс и преданный слуга – типичный кокни Сэмюэль Уэллер. Содержание комической «эпопеи» составляют приключения «ученых» пиквикистов и Сэма.
Как Пиквик, так и пиквикисты – заурядные и довольно ограниченные представители английского среднего класса или лондонского мещанства. Мистер Пиквик – отошедший от дел на склоне лет коммерсант лондонского Сити; Уинкль – молодой человек без определенных занятий, обеспеченный сын крупного промышленника; Тапмен и Снодграсс – также представители среднего класса.
Неотделим от Пиквика и Сэм Уэллер, как и его предок, женившийся на строптивой вдове с доходным кабачком. СэмюэльУэллер – расторопный и практичный лондонский кокни, своеобразное дополнение к донкихотствующему хозяину. Импровизация больше не нужна была Диккенсу – появилось убедительное противопоставление идеального мира, поглощенного в Пиквике и его друзьях (постоянно влюбленном Тапмене, поэтически настроенном Снодграссе, «спортсмене» Уинкле), и мира реального, действительного, который представлял Сэм Уэллер, определенным образом подготавливающий своего хозяина к восприятию всего неизвестного и заслуживающего внимания.
Приключения пиквикистов укладываются в рамки обыденной жизни буржуазной Англии конца 1820-х – начала 1830-х годов. Однако, картина жизни, представленная в этом первом большом произведении Диккенса не слишком широка: при всей правдивости отдельных эпизодов, при всей выпуклости комедийной обрисовки отдельных персонажей, даже при наличии отдельных критических тенденций писатель сознательно уклоняется от изображения серьезных противоречий современной ему английской реальности.
Темные стороны действительности вторгались в комическую стихию романа вставными новеллами – «Возвращение с каторги», «Рассказ актера». Диккенс издевается над системой парламентских выборов в Англии, точнее, над пережиточными явлениями в этих выборах (борьба «синих» и «желтых»). Он рисует несчастных обитателей Флитской долговой тюрьмы – туда попадает обеспеченный мистер Пиквик, не желая удовлетворить претензии миссис Бардль, подавшей на него в суд «за нарушение обещания в браке». Писатель рисует косность и тупость английского суда, выносящего приговор по этому нелепому обвинению. Но в то же время всем методом своего изображения художник показывает, что противоречия в конечном итоге снимаются и конфликты улаживаются.

«Записки Пиквикского клуба» – каскад комических ситуаций, в которые попадают незадачливые пиквикисты, совершенно лишенные практического опыта. Этот каскад – безудержный, непрерывный, неиссякаемый, каждый раз неожиданный – характерен для жизнеутверждающей книги Диккенса. И хотя здесь возникают становящиеся от книги к книге более зловещими фигуры знаменитых крючкотворцев Додсона и Фогга, грустные мотивы и критические интонации (выборы в Итонсуэлле, Пиквик в тюрьме за нарушение обещания жениться) буквально тонут в потоке плавных эпизодов и веселых приключений. Мир, выступающий со страниц «Записок» – это мир, существующий по особым законам оптимистической философии молодого Диккенса. Англия Пиквика, за немногими исключениями, – это как бы Англия по – праздничному приподнятая и по-праздничному несколько принаряженная.
Несмотря на то, что «Записки Пиквикского клуба» содержали и серьезные намеки на несовершенства жизни, общественного устройства, существующее зло в мире, несправедливость, нищету, они прежде всего представляли собой неиссякаемый запас комических ситуаций, диалогов, и персонажей, в которых проявлялась неистощимая энергия рассказчика-импровизатора. Так уже в первом произведении Диккенса определилось его гуманистическое отношение к жизни и человеку. Не погоня за богатством и ханжество, а стремление обрести друзей, общаться с разными людьми, самостоятельно познать мир – вот те жизненные принципы, которые заставляют героев «Пиквикского клуба» проявить свои лучшие черты – способность к самопожертвованию, умение делать добро, отказ от себялюбия и чрезмерного эгоизма.
«Есть темные тени на земле, – пишет Диккенс в одной из последних глав произведения, – но тем ярче кажется свет. Иные люди, подобно летучим мышам или совам, лучше видят в темноте, чем при свете. Мы, не наделенные такими органами зрения, предпочитаем бросить прощальный взгляд на призрачных товарищей многих часов одиночества в тот момент, когда на них падает яркий солнечный свет». В этом замечании заключается творческая программа автора «Записок». Молодой Диккенс знает, что в той Англии, по которой путешествуют его чудаки, есть деградация и нищета, есть вопиющая несправедливость и социальное неравенство, нелепые пережитки прошлого и костные традиции. Однако, даже касаясь этих пережитков, он обходит мрачные выводы. Смягчает и снимает остроту противоречий: все, что начинает звучать в романе трагически (образы обитателей Флитской тюрьмы) утопает в шутке, трагизм конфликтов современной жизни заслоняется веселыми сценами.
Говоря об отрицательных явлениях современной жизни, Диккенс еще не пытается заглянуть в причины возникновения и существования данных явлений. Автор пока убежден, что бедные могут стать богатыми, несчастные – счастливыми. Богатые в его представлении идут навстречу бедным, строгие отца – навстречу провинившимся детям, даже обманутые влюбленные добродушно уступают предметы своей любви более счастливым соперникам.
Местами близко подходя к романтической трактовке современности, Диккенс остается, однако, в рамках реалистического метода. Ранее уже отмечалось, что в своем первом крупном произведении, как и в своих первых лондонских очерках, писатель выступал преимущественно как юморист. Юмор – художественное воплощение оптимизма молодого Диккенса. Автор сообщает о комических приключениях своих персонажей, неизменно соблюдая при этом внешнюю серьезность тона. На этом основаны все, получившие широкую популярность сентенции Сэма Уэллера, на том же принципе построены все комические ситуации в произведении.
«Ну, что толку говорить об этом теперь… дело сделано и его не исправить, и это единственное утешение, как говорят всегда в Турции, когда отрубят голову не тому, кому следует», – безапеляционно замечает Уэллер - младший. Убеждая сына никогда не жениться, Уэллер – старший заканчивает свое наставление Сэму рекомендацией отравиться в том случае, если он все же «почувствует расположение жениться на ком-нибудь – все равно на ком»: «Отравитесь, Сэмюэль, мой мальчик, отравитесь, и впоследствии вы об этом никогда не пожалеете…». Мистер Пиквик, осушая стаканчик пунша, просит налить ему еще один, «затем, чтобы узнать, нет ли в пунше апельсинной корки, ибо от апельсинной корки ему всегда бывает худо…». Когда мистер Пиквик проваливается в прорубь, катаясь на коньках, Тапмен «дабы оказать скорейшую помощь, а также внушить тем, кто мог находиться поблизости, наиболее ясное представление о катастрофе, во всю прыть мчался по полю., крича «пожар»».
Комической трактовкой образов Диккенс сглаживал и теневые стороны изображаемых фактов и противоположную тенденцию своего произведения – идеализацию изображаемого. Все сводится к шутке и фарсу, все в повествовании выдерживается в стиле добродушной карикатуры.
Шарж Диккенса в «Записках» всегда добродушный. Хотя писатель и достигает большого мастерства бытовой карикатуры, в его шутке редко звучит злая ирония. Лишь в изображении парламентских выборов, борьбы «синих» и «желтых» в юморе Диккенса звучат серьезные обличительные интонации, однако говорить и здесь о сатире еще преждевременно.
Персонажи в «Записках» все без исключения чудаковаты и комичны. Автор не стремится раскрыть психологический мир того или иного из действующих лиц своего веселого произведения, как не стремится раскрыть и сложные социальные связи современной жизни. Каждый из пиквикистов характеризуется какой-нибудь одной чертой, которая затем неразрывно связывается с этим персонажем. Постоянной ссылкой на какую-нибудь черту внешнего облика героя (туго обтянутые панталоны, гетры, широкополая шляпа Пиквика), ту или иную его особенность (скороговорка Джингля, слезливость Джоба, словечки Сэма) писатель создает очень конкретные образы, которые, впрочем, всегда намеренно однолинейны. Характеры героев также раскрываются в какой-нибудь определяющей черте (трусливость Уинкля, влюбчивость Тапмена), которая становится неотъемлемой от того или другого образа. Комические очерки деятельности «ученого клуба» чудаков пронизаны жизнеутверждающим весельем. Молодой автор непоколебим в своей вере в победу добра над злом и несправедливостью. Столкновения пиквикистов с окружающим их миром не содержат в себе ничего трагического.
Создавая «Записки», Диккенс проявил себя как блестящий стилист, использующий богатейшие возможности английского языка для создания почти сказочной атмосферы безмятежного и безоблачного существования, где все плохое и злое исчезает, как по мановению волшебной палочки, истина и справедливость торжествуют, зло наказано, препятствия на пути к счастью уничтожаются.
Болтливость Джингля, алогичность и беспорядочность его монологической речи передаются своеобразными синтаксическими конструкциями без управления: «Что вы! Займитесь собаками – прекрасные животные – умные твари – был у меня один пес – пойнтер – удивительное чутье – однажды вышли на охоту – огороженное место – свистнул – собака ни с места – снова свистнул – Понто – ни с места: как вкопанная – зову – Понто! Понто! не двигается – собака приросла к месту – уставилась на забор – взглянул и я – вижу объявление: «Сторожу приказано убивать собак, проникших за ограду», – не пошла – изумительный пес, редкий был пес – весьма!»
Каждой главе «Записок Пиквикского клуба» предпослано краткое изложение. Из этих конспективных пересказов можно coставить сценарий, макет всей книги, но ни один из них не может передать многообразия интонаций повествовательной линии, различных по характеру описаний – от мягкой иронии до колючей, хотя и не злой сатиры, как, например, в сцене выборов: «Речи обоих кандидатов, хотя и отличались одна от другой, во всех прочих отношениях воздавали цветистую дань заслугам и высоким достоинствам итонсуэллских избирателей... Физкин выразил готовность делать все, что от него потребуют; Сламки – твердое намерение не делать ничего, о чем бы его ни просили. Оба говорили о том, что торговля, промышленность, коммерция, процветание Итонсуэлла ближе их сердцам, чем что бы то ни было на свете; и каждый располагал возможностью утверждать с полной уверенностью, что именно он тот, кто подлежит избранию».
Каждому персонажу Диккенса отвечает свой стиль авторского повествования, каждый герой обладает индивидуальной речевой характеристикой. Речь мистера Пиквика выдает в нем человека робкого, нерешительного, но вместе с тем наивного, искренне верящего в успех своего путешествия. «Факт исключительный. Позвольте записать», – так обычно выражает Пиквик свою заинтересованность в услышанном или увиденном. Мистер Снодграсс – возвышенная поэтическая натура – не в силах перенести малейшей ссоры между друзьями и патетически восклицает, обращаясь к забывшимся на мгновение Пиквику и Тапмену: «Как! Мистер Пиквик, ведь на вас взирает весь мир! Мистер Тапмен, ведь вы наравне со всеми нами озарены блеском его бессмертного имени! Стыдитесь, джентльмены, стыдитесь!». Незадачливый «спортсмен» Уинкль постоянно попадает в нелепые ситуации, не желая признаться в собственной никчемности. Часто Диккенс в шутливой манере пытается убедить читателя в этом. Сам же Уинкль совершенно уверен в своих способностях и в том, что лишь несчастливое стечение обстоятельств мешает ему проявить свои таланты.
Продолжая лучшие традиции английского просветительского быттописательного романа, произведение Диккенса увлекает читателей споим демократическим, блестящим импровизаторским искусством, богатым, истинно британским юмором, интересом к повседневной жизни. Как Пиквик, так и его друзья – влюбленный Тапмен, трусоватый спортсмен-неудачник Уинкль, поэтически настроенный Снодграсс, веселый оптимист Сэм Уэллер, – претерпевают некоторую эволюцию. Им чужды расчетливость, корыстолюбие, подозрительность. Они доверчивы, открыты, верят в торжество справедливости и добра. Открывая для себя мир, они пытаются противостоять жестокости и бесчеловечности, и это укрепляет их дух и волю, делает более мудрыми.
Успех «Записок» ободрил Диккенса, убедил его в силе своего художественного дарования. Но рамки бытовой карикатуры перестали удовлетворять писателя. Он начинает говорить о социальной миссии художника. 1837 – 1839-ый годы – период чрезвычайно активной литературной деятельности Диккенса. Он редактирует журнал «Смесь Бентлея», пишет несколько пьес, выпускает два романа. Наиболее значительными произведениями этого периода становятся романы «Приключения Оливера Твиста» (1837) .и «Жизнь и приключения Николаса Никльби» (1838). Именно в них складывается до конца творческий метод раннего Диккенса как критического реалиста.

Дополнительно по данной категории

10.11.2009 - Повесть Флобера «Простая душа».
10.11.2009 - Роман «Госпожа Бовари».
10.11.2009 - Мировосприятие и эстетическая позиция Флобера.
10.11.2009 - Жизненный путь Флобера и основные этапы его творчества
10.11.2009 - Особенности развития французской литературы после 1848 года.
Нет комментариев. Почему бы Вам не оставить свой?
Ваше сообщение будет опубликовано только после проверки и разрешения администратора.
Ваше имя:
Комментарий:
Смайл - 01 Смайл - 02 Смайл - 03 Смайл - 04 Смайл - 05 Смайл - 06 Смайл - 07 Смайл - 08 Смайл - 09 Смайл - 10 Смайл - 11 Смайл - 12 Смайл - 13 Смайл - 14 Смайл - 15 Смайл - 16 Смайл - 17 Смайл - 18
Секретный код:
Секретный код
Повторить:

Поиск по сайту

Поиск

Авторизация


Добро пожаловать,
Аноним

Регистрация или входРегистрация или вход
Потеряли пароль?Потеряли пароль?

Ник:
Пароль:


Содержание:1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
Правообладателям
Образование